Особенные семьи

(Ключевые слова: тяжелое поражение нервной системы, спастический тетрапарез, дистрофия головного мозга, детский аутизм, перинатальная энцефалопатия, внутричерепное давление.)

Хочу рассказать о трех семьях, в которые есть дети в тяжелыми заболеваниями.

Первая семья: мама 28 лет с дочерью 6 лет (диагноз – ДЦП, спастический тетрапарез). С отцом ребенка мать в разводе (по его линии – ожирение, хронический синусит). Воспитывать девочку помогают бабушка и дедушка по материнской линии. Сразу после рождения у нее были обнаружены: тяжелое перинатальное поражение нервной системы, гипоксически-ишемического генеза, неонатальный судорожный синдром, пневмопатия, кровоизливания в надпочечники. На МРТ: лейкодистрофия головного мозга.

Девочку внесли в кабинет на руках. Она могла сидеть, привалившись к спинке стула, хорошо понимала обращенную речь, но сама не говорила. Со слов мамы, у ребенка множество страхов: собак, кошек, мух. Девочка неоднократно проходила дельфино- и иппотерапию, остеопатическое лечение.

Чем может помочь гомеопатия? В этом случае лечение повлияло на текущие жалобы: цистит, ОРЗ, проблемы со сном. Какой совет можно дать в таком случае? Длительно принимать конституциональный препарат и не реже 2-3 раз в год корректировать лечение.

В похожих случаях я всегда назначаю гомеопатию тому члену семьи, который ухаживает за ребенком. У мамы этой девочки несомненны эндокринные нарушения (задержки месячных, отечность верхней половины тела, избыточный вес). Также ее беспокоят головные боли, частое обострение герпеса, неприятные выделения из влагалища, потливость головы, плохое состояние ногтей. За время лечения по многим проблемам отмечалось улучшение.

Вторая семья: бабушка 67 лет с внуком 11 лет. Беременность матери протекала на фоне развода с отцом ребенка. После родов серьезных диагнозов выставлено не было. В возрасте 2 лет мальчик был сбит на улице велосипедистом. Через 2 недели после этого эпизода у него появились приступы в виде падения с потерей сознания. С 5 лет диагноз аутизм.

К моменту обращения: мальчик очень крупный (выглядит на 15 лет), большая голова, расширенная сеть сосудов на грудной клетке, пигментация кожи в подмышечных ямках. Особенности: когда волнуется – начинает прыгать, очень любит игры с водой, агрессивен, когда голодный, положительная реакция Манту. Из умений: самостоятельно ест, повторяет стихи, реагирует на обращенную речь, но сам не говорит.

Назначено гомеопатическое лечение монопрепаратами в высоких разведениях, редких приемах с недельными перерывами. На фоне лечения ребенок стал более контактным. О прогнозе судить преждевременно, но если родственники будут длительно давать лекарства – что-то обязательно улучшится.

Бабушка этого мальчика – также моя пациентка. В детстве у нее были травмы: в двухнедельном возрасте упала с деревенской печки и «какое-то время не дышала». В возрасте 7 лет в течение нескольких месяцев ежемесячно число в число по утрам «отключалась, улетала в небо». Медицина лечила ее препаратами брома, но сама женщина считает, что ей помогло знахарство. Длительно была на тяжелых работах: дворником, грузчиком, завхозом. Было двое родов, менопауза с 40 лет. Обратилась с деформирующим остеоартрозом (хуже правый голеностоп), плохим удерживанием мочи, неустойчивым стулом, «жжением» в животе. По УЗИ: жировая дистрофия печени, песок в почках. Уже через 3 месяца сообщила о значительном улучшении всех жалоб, включая уменьшение количества липом, о которых забыла рассказать.

Третья семья: мама 34 лет и сын 4 лет. После родов ребенку был выставлен диагноз перинатальная энцефалопатия на фоне повышенного внутричерепного давления. Мальчик очень красивый: голубоглазый блондин с выразительными чертами лица. Он не говорит, не всегда реагирует на обращенную речь, не поддается осмотру. Мама в разводе с отцом ребенка и позволяет сыну многое (в том числе разбивать дорогие гаджеты). Она считает сына «ребенком индиго», который все понимает, но не считает нужным реагировать.

На фоне гомеолечения: стал чаще слушаться старших, больше общается жестами с детьми в детсаду, разрешает лечить зубы, на приеме позволил себя осмотреть. Ребенок не имеет подтвержденного диагноза, так как мама не готова к обследованию.

Ее я также лечила бесплатно (миопия, киста Беккера, анемия, уратурия, эндометриоз, фиброаденомы молочной железы). Пациентка посещала меня урывками, но некоторые улучшения общего состояния все же отмечала. На самом деле такое лечение не является правильным. Каждому больному должна быть заведена амбулаторная карта, а каждый труд должен быть оплачен, иначе его не ценят и в полной мере не используют.

У всех трех семей есть общие черты: они неполные, с детьми помогают бабушки по линии мамы, родственники обеспечивают хороший уход и способствуют развитию. Увы, «переделать» таких детей невозможно. Но всегда остается надежда на расширение навыков самообслуживания, что уже немаловажно.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

WordPress шаблоны