Несмешные мультфильмы

(Ключевые слова: фобический синдром, пароксизмальная форма; галлюцинации; многократные дневные приступы; развернутый приступ как катарсис; гиперплазия левого надпочечника; повышение уровня метанефрина; понижение уровня пролактина; активные вещества: адреналин, дофамин, кортизол; эндокринопатия.)

Эту девочку привели ко мне в девятилетнем возрасте два года назад. Ребенок из состоятельной семьи, в которой созданы все условия для развития.

Из истории жизни: родилась крупной (более 4 кг), была на грудном вскармливании до двух лет. Болела редко, детсад посещала с удовольствием. С 6 лет при УЗИ брюшной полости отмечаются эхо-признаки калькулеза (?), размеры 3*2 и 3,5*2 мм. После курса урсосана образования исчезли (значит, это были сгустки желчи). С возраста 4 лет у ребенка появились приступы: сжимается «в комок», «визжит и зовет маму», при этом зрачки расширяются, учащается пульс, девочка прикусывает язык или щеку, в конце приступа – мочеиспускание. Давняя консультация невролога: фобический синдром на резидуальном фоне, пароксизмальная форма. Стационарно не лечилась, амбулаторно принимала депакин, который через некоторое время давать перестали.

Со слов мамы, приступы возникают внезапно на фоне полного спокойствия. Максимальное количество – до 8 раз в день, ночью – до 3 раз из тех, что мама в состоянии наблюдать, дежуря у постели. Девочка адекватна, дневные приступы помнит. Рассказывает об их особенностях:

— видит персонажей мультфильмов, которые садятся в вагончик, ездят по кругу, «забивают ей голову, смеются, кричат, что она не вылечится»;

— к ее кровати подходят мужчины: один говорит, что все будет хорошо, другой – ничего не получится;

— девочка ее возраста прибегает во время приступа и убегает, когда приступ заканчивается;

— к ней подходит мать, которая выглядит как «посторонняя тетя», но девочка понимает, что это ее мама.

На первом приеме: у пациентки сонный вид, особые глаза (желтая радужка с коричневым ободком), полные стопы, короткие пальчики на руках, желтоватая кожа. Назначен один препарат 3 раза в неделю. На его фоне длительность приступа укоротилась до 10 секунд, во время припадка стала реагировать на голос мамы.

За время лечения мама вела подробный дневник: описание приступов, время наступления, реакция на препараты. Не обошлось без гомеопатических обострений. Они расцениваются как ответ организма на лекарства и потенциальная возможность изменения состояния к лучшему. Кроме того, при обострении часто появляются скрытые до того симптомы, позволяющие определиться с очередностью препаратов.

К примеру, у этой девочки был однократный развернутый припадок судорог, начавшийся с лица, распространившийся на левую сторону тела, в связи с чем левые рука и нога висели потом, как плети. Это позволило выйти на новые препараты.

В течение общения я постоянно мотивировала маму на стационарное обследование, но они предпочли решать вопрос поликлинически. Результат: все гормоны щитовидной железы в норме; адреналин, норадреналин, дофамин, кортизол – в норме. Повышен метанефрин – 169 (норма 54-138), понижен пролактин – 83 (норма 108-557). На МРТ: гиперплазия левого надпочечника.

Гомепатическое лечение неоднократно корректировалось. Приступы продолжались, из-за чего ребенок не мог посещать школу. Улучшения были, но незначительные. И вот пациенты пропали на 9 месяцев. Я уже собиралась звонить им, чтобы узнать о состоянии ребенка, когда на прием пришла мама девочки со своим мужем как первичным пациентом. Она сообщила, что последний приступ был 8 месяцев назад и с той поры они не повторялись.

Результат удивительный, особенно если учесть так и не проясненный диагноз. Жаль, что не все пациенты возвращаются, чтобы хотя бы сообщить доктору, что им стало хорошо.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

WordPress шаблоны