Психотип Лилиум тигринум

(Ключевые слова: вытеснение, изоляция, интроекция, проекция, психосоматические проблемы, Зинаида Гиппиус — компенсированная Лилиум тигринум)

Лекарство готовится из растения лилия ланцетолистная (сем. лилейные). Это — растение луковичного типа с красивыми цветами красного оттенка, покрытыми черными точками. Родина лилии — Китай и Япония.

В гомеопатию введена доктором Пайном в 1867 году. Путем испытаний было выяснено, что препарат подходит женщинам с нарушениями психики, головными болями, сердцебиениями и маточными заболеваниями.

Что же можно сказать об особенностях характера такой дамы? Ее основной внутренний конфликт — это противоречие между высокими сексуальными потребностями и жесткими моральными установками (по Фрейду: между Ид и Суперэго). Внешне это проявляется в горьком плаче, ругани, стремлении проклинать окружающих, желании постоянно быть занятой. Утешение и стремление помочь не улучшают состояние пациентки, так как лишь усугубляют внутренний конфликт.

Причина любого невроза — в психотравме, которая вытесняется в подсознание. Психика обладает высокой приспособляемостью и использует целый набор механизмов защиты от первичной травмы. Это: вытеснение, изоляция, отрицание, интроекция, проекция, идентификация и другие.

  • вытеснение (травма уходит в бессознательное, психосоматически замещается каким-либо симптомом: сердцебиением, головной болью, подергиваниями тела и др.);

  • изоляция (травма замещается навязчивым действием, которое может повторяться несчетное число раз);

  • отрицание (травма забывается, событие отрицается, на его место ставится противоположное);

  • интроекция (принятие внешнего за внутреннее — «проглатывание» травмы, что ведет к постоянному чувству вины);

  • проекция (принятие внутреннего за внешнее — перекладывание вины на других);

  • идентификация (принятие внешнего мира и легкое приспособление к нему);

Какие же механизмы защиты демонстрирует нам психика Лилиум тигринум? Это: вытеснение (обилие психосоматических жалоб как компенсация психотравмы), изоляция (желание быть постоянно занятой), интроекция («она искупает грехи рода», постоянное чувство вины) и, в меньшей степени, — проекция (ей невозможно угодить, требует спасти ее жизнь).

Механизмы защиты направлены на уменьшение чувства тревоги. Однако, в случае Лилиум тигринум тревожность в полной мере не компенсируется. Больная боится, что у нее развивается неизлечимое заболевание, крайне возбудима и раздражена. Пациентке трудно подобрать слова для описания своего состояния — «сумасшедшее ощущение в голове, мысли разбросаны».

Чем более рационально она пытается мыслить, тем более хаотично себя ведет. Чем больше пытается думать о чем-либо, тем сильнее «расплывается» этот предмет. Но стоит отвлечься, как образ этого предмета возникает перед глазами.

Больная может сидеть неподвижно и внешне спокойно. На самом деле в этот момент она с большими усилиями пытается сконцентрироваться. Стоит ее окликнуть, как женщина взрывается негодованием и с руганью выбегает из комнаты. Лилиум тигринум склонна впадать в депрессию, при этом окружающим может демонстрировать яростную деятельность.

Прием гомеопатического препарата лилиум тигринум может временно усилить ее физические недуги: боли в малом тазу, ПМС, понос, геморрой и другие симптомы. Но уже через не столь долгое время состояние ее психики значительно улучшится. Мысли не будут ускользать, воспоминания перестанут быть мучительными, гонка за потерянным временем обратится его рациональным использованием.

Если же лечить такого человека по симптомам — от сердца, для живота, от ПМС (в том числе и несколькими гомеопатическими препаратами, не соответствующими ее конституции) — то на положительный результат рассчитывать не приходится.

Когда телесные недуги женщины такого типа не зашли далеко, ей может помочь рациональная психотерапия. В истории отмечаются единичные случаи, когда дама такого типа (и близких к нему: Платина, Цимицифуга, Вибурнум опулюс) спасались путем сублимации психических проблем в творчество. Среди них можно назвать декадентскую поэтессу и литературного критика Зинаиду Гиппиус.

Лилиум тигринум в истории — Зинаида Гиппиус.

(1869 — 1945)

Мы знаем, мы знаем: все будет иначе.
Зинаида Гиппиус

Будущая поэтесса родилась в Тульской области в обрусевшей немецкой дворянской семье. Ее отец был известным юристом и одно время служил обер-прокурором в Сенате. Мать была дочерью екатеринбургского обер-полицмейстера. В семье было 4 девочки, воспитываемых гувернантками. Из-за частых переездов Зина училась у домашних учителей. Она запоем читала, вела дневники, охотно переписывалась со взрослыми людьми — приятелями своей семьи.

Отец Зинаиды скоропостижно скончался от туберкулеза в городе Нежине, после чего мать с дочерьми переехала в Москву. Зина поступила в известную гимназию Фишер, но вскоре была вынуждена оставить учебу из-за открывшегося и у нее туберкулезного процесса. Мать отправила дочь в Тифлис к дяде, и тот снял для нее дачу в Боржоми. Спустя год, ее здоровье поправилось, но семью ждало еще одно потрясение — смерть дяди от менингита. Зина только что тяжело пережила утрату отца, а тут случилась гибель человека, его заменившего.

Возможно, поиск «отцовской фигуры» способствовал тому, что 19-летняя Зина быстро дала согласие на брак с литератором Дмитрием Мережковским, который был старше и опытнее. Молодые переехали в Петербург, где Дмитрий ввел супругу в свой интеллектуальный круг. В 1890 году состоялся дебют Гиппиус: журнал «Вестник Европы» опубликовал ее рассказ «Злосчастная». За ним последовали другие рассказы и 3 романа. Критики отмечали в них влияние идей Ницше и Метерлинка, а молодые радовались пополнению семейного бюджета.

Физическое состояние Зины оставляло желать лучшего: она перенесла возвратный тиф, постоянно страдала от ангин и ларингитов. В 1891-1892 годах для поправки здоровья Мережковские выезжали в Европу, где общались с Чеховым, Плещеевым и Философовым. Последний спустя несколько лет стал их ближайшим другом. Источником существования для семьи были гонорары, которых постоянно не хватало: «живем впроголодь, заложили обручальные кольца» (из письма Зины).

Тем временем, квартира Мережковских в известном доме Мурузи становилась центром общественной жизни Петербурга, куда на званые вечера стекались мыслители и писатели. Один из них вспоминал: «Гиппиус была вдохновительницей, подстрекательницей, советчицей и сотрудницей чужих писаний, центром скрещения разнородных лучей». В журнале «Мир искусства» она начала публиковать литературно-критические статьи под мужскими псевдонимами (Крайний, Вечер, Герман и др), походя в этом на знаменитую Жорж Санд (тип Сепия), но не копируя ее.

С 1900 года муж Зинаиды полностью увлекся обновленческими идеями «нового религиозного сознания». Для их распространения были организованы религиозно-философские собрания. В основу нового учения был положен принцип сочетания: внешнее разделение с существующей церковью и внутренний союз с нею. Отчеты о собраниях публиковались в журнале «Новый путь», который просуществовал в течение 3 лет и закрылся в связи с событиями 1905 года.

После январских событий (расстрела мирной демонстрации) Мережковские стали антимонархистами. В 1906 году они выехали в Париж, где провели около 2 лет, сблизившись с кругом политических эмигрантов. В 1908 году семья вернулась в Петербург, где возобновились философские собрания и было создано Религиозно-философское общество.

Мережковские выступили против участия России в Первой мировой войне, приветствовали Февральские события 1917 года и даже установили дружеские отношения с Керенским. Октябрьскую революцию они наоборот восприняли как торжество «надмирного зла» и приход антихриста. Ненависть к перевороту заставила их порвать с друзьями, которые его приняли: Блоком, Брюсовым и Белым.

Мережковские через Польшу выехали во Францию. Зинаида перенесла в Париж петербургскую атмосферу: по ее инициативе было создано общество «Зеленая лампа» (1927-1939), объединяющее русских иммигрантов. В 1932 году Дмитрия Мережковского пригласили в Италию для чтения лекций. Семья получила теплый прием и прожила в Италии 3 года.

В Европе набирал силу фашизм. Мережковские выступили против «мюнхенского сговора» (пакт Молотова-Риббентропа). Дмитрий считал, что германский национализм может способствовать свержению «кровавой диктатуры» в СССР. Эти правые взгляды вызвали их отчуждение от многих из прежнего круга общения.

Начало Второй мировой войны явилось и личным ударом для Зинаиды: умер друг семьи Философов, сестра Анна и муж Дмитрий. Овдовевшая Гиппиус посвятила последние годы работе над биографией покойного супруга, но книга осталась неоконченной и была издана лишь в 1951 году. Еще в 35-летнем возрасте Зинаида выразила свое отношение к окружающей действительности:

Страшное, грубое, липкое, грязное,

Жестко тупое, всегда безобразное,

Медленно рвущее, мелко-нечестное,

Скользкое, стыдное, низкое, тесное,

Явно-довольное, тайно-блудливое,

Плоско-смешное и тошно-трусливое,

Вязко, болотно и тинно застойное,

Жизни и смерти равно недостойное,

Рабское, хамское, гнойное, черное,

Изредка серое, в сером упорное,

Вечно лежачее, дьявольски косное,

Глупое, сохлое, сонное, злостное,

Трупно-холодное, жалко-ничтожное,

Непереносное, ложное, ложное!

Но жалоб не надо. Что радости в плаче?

Мы знаем, мы знаем: все будет иначе.

Зинаида Гиппиус — пример компенсированной Лилиум тигринум, которая нашла разрешение конфликта между сексуальными и религиозными устремлениями через свое творчество. Для широкой общественности ее имя стало символом декаданса. Она представала пропагандисткой чувственности, в стихах обращалась к Богу на равных, считая грехом самоумаление. В ней уживались вызов обыденности с элементами кощунства, нарочитая сексуальность и стремление к аскетизму. Эту стройную зеленоглазую женщину с золотистыми волосами можно было или боготворить, или ненавидеть.

Как истинная Лилиум Тиргинум, она стремилась устранить противоречие между духом и плотью. Основные мотивы ее творчества: прославление мира фантазии, поиск нездешней красоты, человек, любовь и смерть. При этом, как и всякая Лилиум тигринум, она была резка и противоречива.

Современники утверждали, что брак с Мережковским не был по-настоящему супружеским. У обоих случались влюбленности, в том числе и однополые. В 1890-х годах у Зинаиды был единовременный роман с приятелями семьи Минским и Червинским. Отрывок из ее письма Минскому может быть путеводителем по психике Лилиум тигринум: «Я загораюсь, я умираю от счастья при одной мысли о возможности любви, полной жертв и боли <…> того, кто поверил бы в меня, как верят в пророков и в святых».

Последующий роман Зинаиды с Акимом Волынским приобрел скандальный оттенок после интриги, затеянной оставленным Минским. Гиппиус писала подруге: «Прихожу к печальному заключению: что я больше женщина, чем я думала, и больше дура, чем думают другие». Все происходящее не отменяло вечную любовь к мужу, с которым Зинаида прожила более 50 лет.

Мемуарист В.А. Зобнин образно описал их союз так: «Если представить себе Мережковского как некое высокое дерево с уходящими за облака ветвями, то корни этого дерева — она. И чем глубже в землю врастают корни, чем выше в небо простираются ветви. И вот некоторые из них уже как бы касаются рая. Но что она — в аду, не подозревает никто». В сихотворении «Рай» об этом написала сама Гиппиус:

Но и восьмушки не нашел – свободы

Из райских учреждений ни в одном!

Не выжить мне, я чувствую, я знаю,

Без пищи человеческой в раю:

Все карточки от Рая открепляю,

И в нарпродком с почтеньем отдаю.

Зинаида Гиппиус умерла осенью 1945 года и была похоронена на Русском кладбище в Париже рядом с мужем Дмитрием Мережковским.

Подробнее о психотипах — на авторских курсах И.В. Долининой.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.