Психотип Валериана

(Ключевые слова: вытеснение, отрицание, интроекция, проекция, Мирра Лохвицкая — Валериана в истории)

Препарат готовится из свежих корней растения валериана лекарственная (сем. валериановые). Своеобразный резкий запах ей придает валериановая кислота (именно на нее обостренно реагируют кошки). В медицине растение использовалось как противоспазматическое, успокоительное, адаптогенное и «жизнедательное» средство. Ею лечили больных еще Диоскорид, Гален, Плиний и арабские врачи.

В гомеопатию введена Стапфом в 1805 году. Путем испытания выяснено, что более всего лекарство подходит нервным истеричным женщинам с гинекологическими проблемами. Доктор Стапф пишет о применении валерианы: «Психические расстройства с неконтролируемыми перепадами эмоций: от сильнейшей радости до глубочайшего горя, от мягкости, терпимости и приветливости — до злобной раздражительности, упрямства, вспыльчивости; перепады от полного упадка жизненных сил с болезненной тягой к симуляторам до бьющей через край энергичности».

Для такой женщины характерно ощущение тревоги, растерянности, беспокойства. Пациентке кажется, что ее вынуждают покинуть дом. Больная может иметь иллюзии или даже галлюцинации (слуховые и зрительные), страдать бессонницей судорогами (тропность к ахилловому сухожилию) и невралгиями. У пациентки истерический комок и горле и кашель, неврогенное сердцебиение и удушье. У подобной личности много странных симптомов:

  • кажется, что она парит в воздухе, все как во сне;

  • в горле свисает нить;

  • горячее поднимается от желудка вверх;

  • удар током в костях бедер;

  • в ногах: или необычайная легкость, или «налиты свинцом»;

  • после надевания шапки — ощущение ледяного холода в затылке;

  • чередование противоположных психических состояний;

Такая больная может остаться на стадии невроза, и может и уйти в психоз. По вечерам испытывает сильный страх и отчаяние, в темноте видит фигуры людей и животных. Имеются симптомы деперсонализации: «она — кто-то другой». Без адекватного лечения развивается бурный делирий: больная выкрикивает угрозы, пытается выйти через окно, дрожит от возбуждения, сознание спутано. Ярость может смениться неистовым весельем: больная поет, перескакивая с одной темы на другую.

Что же можно сказать об особенностях характера такой дамы? Ее основной внутренний конфликт — это противоречие между нарциссическим и мазохистским компонентами психики. Психические нарушения невротического характера развиваются в ответ на психотравму, которая запускает механизмы защиты. Это: вытеснение, изоляция, отрицание, интроекция, проекция, идентификация и другие.

  • вытеснение (травма уходит в бессознательное, психосоматически замещается каким-либо симптомом: парестезиями (покалывания, жар-холод и др.), спазматическими болями и др.);

  • изоляция (травма замещается навязчивым действием, которые являются для больной психическим «оберегом»);

  • отрицание (стирание из памяти травмирующей ситуации, когда на место реальных событий прошлого встают вымышленные);

  • интроекция (принятие внешнего за внутреннее — «проглатывание» травмы, что ведет к постоянному чувству вины);

  • проекция (принятие внутреннего за внешнее — перекладывание вины на других);

  • идентификация (принятие внешнего мира и легкое приспособление к нему);

Какие же механизмы защиты демонстрирует нам психика Валерианы? Это: вытеснение (обилие психосоматических проблем жалоб как компенсация психотравмы), интроекция («комок», «нить» в горле после «проглатывания» психотравмы), отрицание («все как во сне», «она парит в воздухе»), проекция (иллюзии и галлюцинации).

Прием гомеопатического препарата валериана может временно усилить физические недуги: спазмы, головные боли, ЖКТ- и гинекологические симптомы. Но через недолгий промежуток времени больная ощутит положительные изменения со стороны психики: исчезнет мучительное ощущение сна наяву, уйдут страхи темноты и болезней.

Мысли постепенно будут приходить в порядок, и женщина получит ощущение самоидентификации. Если же грубо закрывать частную симптоматику большим количеством лекарств, то психика будет страдать еще сильнее, а надежда на улучшение станет призрачной.

Когда телесные недуги такой женщины не зашли далеко, помимо гомеопатии ей могут помочь сеансы хорошего психоанализа. В истории отмечаются случаи, когда дамы такого типа (и близких к нему Коффеа, Хина, Каннабис) спасались путем сублимации психических проблем в творчество. Одной из них можно назвать Мирру Лохвицкую — предтечу поэзии Серебряного века.

Валериана в истории — Мирра Лохвицкая.

 

(1869 — 1905)

То Вы — леди Годива,

Через миг — Иоланта,

Через миг Вы — Сапфо.

Игорь Северянин

Мирра — псевдоним Марии Александровны Лохвицкой, поэтессы Серебряного века. Родилась Маша в Санкт Петербурге в семье адвоката Лохвицкого и обрусевшей француженки, урожденной Гойер. Через 3 года на свет появилась ее сестра Надя, будущая знаменитая писательница Тэффи (психотип Коффеа).

Семья переехала в Москву, где Маша поступила пансионеркой в Александровское училище. Уже к концу учебы у нее был издан первый сборник стихов. После смерти отца семейства Лохвицкие вернулись в Петербург. Мария продолжала публиковать стихи, подружилась с известными деятелями литературы и искусства (Соловьевым, Гнедичем, Немировичем-Данченко).

В 22-х летнем возрасте она вышла замуж на инженера Евгения Жибера. Супруги переехали сначала в Ярославль, а затем — в Москву. В 1896 году сборник стихов Мирры был удостоен Пушкинской премии. В концу 1890-х годов, Лохвицкая оказалась на пике популярности: «Маленькая фея завоевала всех ароматом своих песен» (Немирович-Данченко).

При этом Мария успевала быть женой и матерью пятерых сыновей. Некоторые биографы намекают на близкие отношения Лохвицкой и Бальмонта. Они познакомились в Крыму в 1895 году и с той поры состояли в поэтической переписке. В стихах Мирры Бальмонт воспевался как юноша Лионель с «кудрями цвета спелой ржи».

Константин долгое время проживал заграницей, в связи с чем и без того редкие личные встречи прекратились. Исследователи творчества поэтессы полагают, что эта платоническая связь послужила толчком к глубокой депрессии Марии Александровны и предопределила ее раннюю кончину (на похороны Бальмонт не пришел).

Характер Лохвицкой приоткрывается нам в ее творчестве — все оно посвящено романтическим чувствам. В ранней поэзии любовь ее лирической героини светла и предполагает замужество и рождение ребенка. Позже в ее жизнь вторгается греховная страсть. На закате же дней поэтесса пишет: «Я хочу умереть молодой, золотой закатиться звездой».

Творчество поэтессы сублимирует истерические черты ее натуры. Главный символ почти всех стихов — цветок, символизирующий девичество и горечь его потери. Лирическая героиня вплетает цветы в волосы, а мужчина стремится их сорвать. Часто он платит за поруганную девственность смертью:

«Там бело-розовый бутон раскрылся новый,

Сорви его, достань!» – По прихоти моей

Ты влез на дерево, но, спрыгнуть вниз готовый,

Упал на груду сучьев и камней.

И умер ты…»

Как бы вакхически не прославляла Лохвицкая пылкую страсть в других своих стихах, внимательный анализ показывает, что это не раскрытие чувства, а уклонение от него. Этот феномен находит объяснение через призму психоанализа.

Психолог Вадим Руднев пишет: «Почему истерическая душа так болезненно переживает потерю девственности? Почему так трепетно она относится к неприкосновенности и целостности своего тела, так одновременно хочет и не хочет любви? Ответ кроется в нарциссических истоках истерии, потому что само тело нарцисса-истерика — это цветок, отражающий любовь к самому себе <…> Потеря целостности тела для истерического сознания равнозначна утрате идентичности, некой невосполнимой порче, после которой девушку ожидает только смерть, ведь у сорванного цветка нет никаких шансов выжить».

С начала 1904 года у Марии Александровны обострились болезни. Она страдала проблемами щитовидной железы, по-видимому — гипертиреозом. В те годы лечение подобных состояний не было разработано, операция могла стать фатальной. Лохвицкая худела, страдала бессонницей, ночными кошмарами, сердцебиениями и одышкой.

Тяжелая болезнь развивалась на преморбидном фоне: повышенной эмоциональности и физической хрупкости. Смерть стала неизбежной после того, как Мария Александровна заразилась дифтерией. Она скончалась в возрасте 35 лет и была похоронена в Александро-Невской лавре.

Литературоведы считают, что именно Лохвицкая (а не Ахматова — психотип Платина) открыла женщинам путь в поэзию («Она была одной из первых женщин, так же откровенно говоривших о любви с женской точки зрения, как раньше говорили о ней только поэты-мужчины» — Е. Поселянин).

Подробнее о психотипах — на авторских курсах И.В. Долининой.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.