Полина Дашкова – «Горлов тупик»

Рецензии Долининой И. В. на книжные новинки и специальную литературу по филологии, соционике, биоритмологии, психологии и медицине (Акунин, Андреев, Дашкова, Лу Саломе, Маринина, Митрохина,Поляков и другие ).

Москва : издательство АСТ, 2019. – 512 с.

Полина Дашкова – любимый писатель для множества людей. Почитатели таланта около 5 лет ждали ее новый роман. Многие жалели, что продолжения «Источника счастья», «Пакта» и «Соотношения сил» не будет. Эти чудесные семейные истории с полюбившимися главными героями согревали в течение долгого времени. Дашкова достигла высот стилистики и саспенса, смогла погрузиться в недра истории и мировой политики, приобщила читателя к искусству балета и биолого-медицинским изысканиям. Благодаря ее книгам многие подняли свой культурный и мировоззренческий уровень.

Конечно, читатель ожидал встретить в новом романе героев, которых смог бы полюбить так же, как Свешниковых, Акимовых, Штерна, Каца и Агапкина. Но автор пошла другим путем. «Горлов тупик» — сатирический роман с говорящим названием.

Дашкова поочередно описывает события 1952 и 1977 годов. В тексте много отсылок к реальным событиям и фигурам: генералам КГБ, дипломатам, писателям и партийным функционерам. В романе несколько сюжетных линий. В центре – судьба врача-эпидемиолога Надежды Ласкиной и ее семьи. Параллельной линией идет рассказ о буднях полковника КГБ Юрия Уфимцева, который последние несколько лет находится в командировке в далекой Африке.

Описание диких нравов Республики Нуберро содержит аллюзии на африканскую страну Борсхану из романов Д. Корецкого. Отец нации Птипу не чужд людоедства, при этом желает получить от СССР атомную бомбу. После арабо-израильской войны «назло евреям» он воздвиг памятник Гитлеру, а чтобы не обижать советских людей – напротив него памятник Сталину. Птипу признается в любви к Леониду Брежневу и при этом в любую минуту готов предать дружбу между странами. Дашкова напоминает нам о временах, когда СССР заигрывал с диктаторскими режимами, тратя огромные суммы на поддержание отношений. При этом своих граждан держали в черном теле по принципу «бей своих, чтобы чужие боялись».

Еще одна линия романа – описание короткой жизни девушки Шуры, детдомовки, приехавшей из провинции к бабушке. В ее московской коммуналке скрещиваются судьбы героев, вышедших из Горлового тупика: самой Шуры, литератора Вячеслава Галанова и главного антагониста Владилена Любого. Владилен – сотрудник органов еще с 50-х годов. Незадолго до смерти Сталина он участвовал в раскрытии так называемого «дела врачей». Уже тогда, проявляя черты маньяка-садиста, он подтасовывал факты и выбивал ложные признания.

Стараниями Любого была арестована Надежда Ласкина, тогда еще – студентка мединститута. Ее планировали на роль главного свидетеля обвинения на открытом процессе по делу врачей-отравителей. Однако жестокие допросы не помогли выбить признание, и Надю были вынуждены выпустить. Владилен расценил это как предательство интересов страны и с той поры стал разрабатывать свою операцию по борьбе с «евреями прямыми и косвенными».

Его поврежденная психика подсказывала самые изощренные способы запугивания и инсинуаций. Возможно, чувство к Шуре Голубевой помогло бы Владилену выбраться из тупика. Но зло победило – в помрачении сознания он убивает Шуру, которая в эту минуту кажется ему похожей на Надежду Ласкину.

Шло время. В КГБ и международном отделе ЦК Любый оставался своим человеком. Он умело пользовался связями, в одиночку разрабатывая решающую спецоперацию. Апогеем должна была стать серия взрывов в людных местах столицы, а виновниками признаны все те же «евреи по духу».

Книга Дашковой выстроена как классический антисоветский роман, основанный на добротном материале. В нем есть переклички с более ранними произведениями автора. Надежда Ласкина стоит на пороге медицинского открытия – она занимается изучением роли бактериофагов в борьбе с инфекциями. Другая героиня Дашковой – Соня («Источник счастья») – работает с цистами паразитов, которые способны продлить жизнь

. В обеих книгах описаны судьбы династий врачей. Но разница между этими романами большая, к сожалению – не в пользу последнего. В «Источнике счастья» Дашкова описывает более тяжелые времена (революцию,гражданскую войну), но книга оставляет светлое впечатление благодаря живым образам главных героев. В «Горловом тупике» сатира перерастает по масштабам даже щедринскую, замазывая весь текст неряшливыми темно-бурыми мазками.

Полина Дашкова не впервые поднимает пресловутый еврейский вопрос. Если в «Источнике счастья» он сопряжен с судьбой мальчика Оси Каца, гражданина мира в «Соотношении сил», который остался русским патриотом, то в «Горловом тупике» все иначе. Положительный персонаж – интеллигентная еврейка Надя Ласкина – не вызывает особых читательских симпатий, так как ее образ не обрел плоть, оставшись весьма условным. Отрицательный персонаж – русский националист Любый – как будто вышел из истории болезни психиатрической больницы. Так и было задумано автором, но читатель с трудом верит, что подобный персонаж может встретиться в реальной жизни.

Антисемитские взгляды других героев (Ирины Игоревны, сотрудников КГБ) выглядят неестественно. Большинство читателей Дашковой хорошо помнят времена и нравы, описанные в романе. Зная ту ситуацию, в том числе изнутри компетентных органов, можно с уверенностью сказать, что проблема притянута за уши. Не все было столь мерзко, тупо и подло.

Особое расставление акцентов сюжета, не к месту употребляемый мат, высокий градус сатиры затмевают труд автора по осмысливанию этого периода жизни в СССР. Даже непредвзято настроенному читателю трудно выделить из общей грязи несомненные достоинства романа: актуальность, историзм, объем проработанного материала.

Концовка повествования не дает ощущения катарсиса и выглядит несколько скомканной. Гнездо маньяка, Горлов тупик, разорено, но нейтрализации зла не происходит. Да и стремится ли к этому автор? В прежних произведениях действие двигалось не только ненавистью, но и любовью. Здесь же с настоящими чувствами проблема, хотя есть попытки их изобразить. Самое печальное, что читателю любить в этом романе просто некого.

Тем не менее, преданные поклонники Дашковой, перечитывая старые романы, будут ждать новых историй. Тех, в которых жизнь не опошляется, не приукрашивается, а просветляется благодаря живым образам и таланту автора.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.