Психотипы в гомеопатии

ЗМЕИНЫЙ ЯД

ЛАХЕЗИС

 В гомеопатии много лекарств имеют животное происхождение. Особую роль играет семейство змей, яд которых издавна используется в лечебных целях.

Препарат Лахезис приготавливается из яда крупной бразильской гадюки. Он получил название по имени одной из трех богинь судьбы греческой мифологии.

Под влиянием специальной обработки, яд утрачивает свои разрушительные свойства и превращается в высоко эффективное лекарство.

Основоположник американской гомеопатии К. Геринг в тридцатые годы девятнадцатого века испытал это средство на себе и многочисленных добровольцах. В ходе исследований было выявлено более 3800 лахезисных симптомов.

Лахезис – один из наиболее часто прописываемых гомеопатических полихрестов. Он помогает при сердечно-сосудистой и дыхательной патологии, нарушениях со стороны нервной системы и желудочно-кишечного тракта, проблемах лор-органов и кожи, климактерических явлениях.

Длительное изучение препарата позволило выявить у чувствительных к нему людей ряд сходных особенности психики. Это дает возможность выделить психотип Лахезис.

ЧЕЛОВЕК ЛАХЕЗИС

 У Лахезиса часто бывают крупные черты лица. Волосы обычно темные, у женщин – длинные. Лоб не обязательно высокий, но выразительный. Очень четкая граница роста волос по краю лба, густая шевелюра. Глаза магически притягательны: черные, зеленые, реже желтоватые. Рисунок радужки четкий, радиальный. Нос достаточно крупный, может книзу слегка расширяться. Губы полные, рельефные, яркие. Телосложение чаще худощавое, суставы гибкие. Жесты полны экспрессии, походка уверенная, с достоинством.

Почерк Лахезиса, как правило, крупный, размашистый. Из-за этого поля справа невелики, но слева присутствуют. Заглавные буквы высокие, с завитками. Строчки восходят кверху, подчас волнообразные. Выражен наклон букв, они связаны по слогам. Много знаков пунктуации – тире и восклицательных. Кстати, при прочтении книг, Лахезис часто оставляет на полях свои заметки (типа NВ), как послание грядущим читателям. Подпись Лахезиса крупная, состоящая из начальной буквы имени и нескольких букв фамилии, с росчерком внизу.

Лахезис – большой  любитель поговорить. Гомеопатические руководства указывают на: «экспансивную коммуникабельность», «болтливость, скороговорку с частой сменой тем», «острый язык».

Болтливость – его  страсть, повлиять на которую не могут ни окружающие, ни сам Лахезис. Он должен постоянно изливать свои мысли и желания, чтобы не захлебнуться ими.

Надо сказать, что часто словоохотливость Лахезиса достигает вершин подлинного искусства риторики. Ведь он способен не просто выплескивать эмоции, но вовлекать собеседника в разговор, обеспечивая душевное участие. Лахезис обычно начинает беседу с интересного вопроса, чем обеспечивает себя внимание. Именно из таких людей получаются великие ораторы, входящие в энергетический контакт с публикой.

Быть занимательным для окружающих Лахезису позволяет здоровый цинизм. Для него не существует запретов и правил. Любые догмы Лахезис способен сделать из абсолютных – относительными, и сколь угодно манипулирует ими. Он может судить все и всех – президента и Бога. Но суд этот достаточно великодушен, без вынесения окончательного приговора.

Своими собственными утверждениями Лахезис не слишком дорожит. Ведь они не более чем гипотезы, удобные на данный момент. Поэтому для него не является чем-то необычным опровергать сегодня то, что говорил вчера. Как змея сбрасывает старую кожу, так и Лахезис постоянно перерождается. Виртуозная способность к манипуляциям делает его блестящим полемистом. Многие политики, например В. Жириновский, сделаны из «лахезисного теста».

Память у таких людей обширная – она содержит и глобальные теории, и мелкие факты. Благодаря острому интеллекту, они могут великолепно истолковывать и нести в массы идеи, высказанные кем-то другим, кто не имеет таких способностей. Именно из-за Лахезисных подвижников, книжные мысли основателей марксизма (которые сами никогда бы не нашли отклика в народе) завладели умами целого поколения.

Одним из таких толкователей был известный М. Бакунин. «Он мог говорить целыми часами, спорить без устали с вечера до утра, не теряя ни диалектической нити разговора, ни страстной силы убеждения. И он был всегда готов разъяснять, объяснять, повторять без малейшего догматизма», – вспоминал современник.

У Лахезиса острый язык, он всегда найдет способ закрыть рот оппоненту. Причем сделает это мгновенно и виртуозно. Лахезисов достаточно много среди телевизионщиков, которые любят вести прямые эфиры и устраивать полемику в студии. Несмотря на выраженную общительность, своих тайн Лахезис обычно не выбалтывает. Так что к нему применимо перифразированное высказывание: «Язык мой – друг  мой».

Лахезису скучно жить «обычной жизнью». Он мобилизуется и вдохновляется в экстремальных ситуациях. Если таковых не случается, он сам их создает путем драматизации обстановки. О такой личности писал М. Лермонтов: «А он, мятежный, ищет бури…», а М. Горький вторил: «Пусть сильнее грянет буря!».

Окружающие чувствуют предгрозовое сгущение воздуха вокруг Лахезиса. И очень скоро оно разряжается громом, молнией и ливнем театральных эмоций. Лахезис очень нуждается в зрителях (хотя бы одном), на которых он выплескивает восторг или отчаяние. Больше всего Лахезису не нравится равнодушие публики. Хотя его практически никогда не бывает – слишком  вдохновенна и искренна игра, чтобы оставить хоть кого-то безразличным.

Лахезис великолепно манипулирует голосом, интонацией, мимикой. Он способен безраздельно завладеть вниманием собеседника и «дергать ниточки» его чувств и мыслей. Своими тонкими намеками он интригует и очаровывает. А человек, желающий выйти из под обаяния Лахезиса, увидит такую обиду (разочарование, сожаление, вселенскую грусть…) с его стороны, что почувствует себя бестактным и вернется назад (уже навсегда). Это касается, конечно, многих, но не всех. Например, Ликоподий мало чувствителен к чарам Лахезиса. А Пульсатилла притворится, что согласна, но останется при своем мнении.

Лахезис может провоцировать ссору, потому что стало «слишком спокойно». Связано это с тем, что в «тишь да гладь» он не верит, и начинает «мутить море, чтобы выявить чертей». Он склонен обличать, искать виновных – это и форма самовыражения, и способ формирования общественного мнения.

Ему всегда интересен опыт чужих ошибок. Лахезис старается сделать выводы для себя и предостеречь тех, кто ему дорог. Но в решающей ситуации это не всегда помогает, т.к. он идет на поводу чувств, которые заглушают интуицию (а тем более логику).

Для Лахезиса души людей – это мастерская. Он любит, чтобы окружающие рассказывали о своих эмоциях и планах. Лахезису трудно удержаться от режиссуры чужой жизни. Делает он это из лучших побуждений, но очень часто не учитывает природные склонности объектов влияния.

Презирает обывателей. Вспомним Горьковское: «Им, гагарам, недоступно наслаждаться битвой жизни – гром ударов их пугает». Стремится сделать яркой не только свою жизнь, но и жизнь окружающих. Другое дело, какую цену за это потом придется платить. Но Лахезису ничего не жалко. Иногда создается впечатление, что он не сильно дорожит даже собственной жизнью.

Лахезис в душе мечтает сгореть за великую идею. Но в жизни он чаще — великий режиссер эмоций, а подчас и событий.

Женщина Лахезис, наверное, самая яркая среди представительниц своего пола. Экстравагантная Хамомилла, прекрасная Белладонна и женственная Пульсатилла сразу сникают, если входит женщина Лахезис.

Она эффектна не только внешне, но и несет в себе силу страсти, которая всегда заметна, несмотря на сдержанное поведение. Женщина Лахезис одевается аристократично или богемно. Любит яркие, но однотонные вещи, крупные украшения. Единственное, что не переносит, это воротники и шарфы вокруг шеи. Такая особенность связана с повышенной чувствительностью области горла к прикосновению.

Устройство быта не её стезя. Она не будет стараться экономно купить, а потом выгодно использовать. Может экспериментировать в кулинарии – делает это решительно, сочетая несочетаемое. Любит острые приправы и неожиданные вкусовые ощущения. Больше играет в хозяйку, чем ею является.

В интерьере предпочитает нестандартность. Может установить в комнате большую античную колонну, повесить театральные занавеси с кистями. Не любит мелких деталей: вазочек, салфеточек, подушечек. Лучше поставит огромную вазу или повесит над кроватью балдахин.

Женщина Лахезис никогда не будет просто домохозяйкой (как Пульсатилла или Кальциум карбоникум). Ей нужно выходить в свет и срывать аплодисменты. Она действительно этого достойна.

Лахезис находит себя там, где необходимо неординарное поведение и влияние на людей: в рекламном бизнесе, всевозможных шоу, в политических движениях. По своему желанию, она может или сплотить коллектив для рывка вперед, или полностью развалить его путем изощренных интриг. Женщина Лахезис любит заниматься общественными делами: подготавливать празднование юбилея, круглой даты, успешного завершения проекта.

Она уважает людей логически мыслящих, кратко излагающих, учитывающих все детали,  волевых. Как многие болезненные симптомы Лахезиса улучшаются от сильного давления, так и её душевного состояние зависит от наличия рядом сильного человека.

Женщина Лахезис сексуальна и часто имеет любовников, не считая этот факт изменой мужу. Сама измены может не простить (отомстит сполна). В свой адрес приветствует сильные эмоции – обожание или ненависть. Первое для нее является нормой, второе тонизирует. Не потерпит лишь равнодушия.

Очень много Лахезисных черт было у Екатерины II.  Это и любвеобильность, и широта интересов (от литературы – до философии), и успешное ведение войн. Женщина Лахезис часто выбирает любовников намного себя младше и щедро их одаривает. Все это подтверждается на примере екатерининских фаворитов.

Женщина Лахезис склонна к большим тратам. Дело в том, что её избыточные физические и психические реакции требуют излития. В ситуации, когда это затруднено (например: на психическом уровне – невозможность проявления чувств, а не физическом — задержка месячных), она компенсирует неосуществленное крупными растратами. Поэтому не может быть планомерно экономной.

Женщина Лахезис всегда имеет четкое социальное мнение и отношение к общественным событиям. Её раздражают домохозяйки с их пристрастием к сериалам, обсуждением поведения мужей и здоровья детей. Лахезис для себя считает это деградацией. Выйдя замуж по любви, она может некоторое время поиграть в домашнюю кошечку. Но очень скоро муж услышит вместо довольного мурлыкания рык пантеры.

Увлечения Лахезиса широки – она интересуется литературой, живописью, театром, философией, всем мистическим (астрологией, гаданием, хиромантией). Эту даму нельзя назвать суеверной — она не боится потусторонних сил и с чудесами на «ты».

Очень много Лахезисных черт у булгаковской Маргариты: «Боги, боги мои!»… Что нужно было этой женщине, в глазах которой всегда горел какой-то непонятный огонек?» – вопрошает Булгаков. Он знал ответ. А мы?

К работе Лахезис  относится старательно. Хочет заслужить уважение и любовь коллег. Легко может заставить других выполнить то, что считает нужным. Причем сделает это виртуозно и не от своего имени, Лахезис умело манипулирует общественным мнением. Может сказать: «Все вокруг говорят, что ты…», «Директор дал понять, что…». Делается это для целенаправленного воздействия на человека.

Несмотря  на великолепное понимание психологии людей, Лахезис не стремится занять высокий административный пост. Ему больше по душе роль заместителя. Мотивом труда для Лахезиса является стремление к уникальности. Желание заработать стоит на втором месте, но тоже развито. Так что рядовым исполнителем он не будет.

Лахезис хорошо видит стратегическую перспективу, умеет найти нестандартные пути решения проблем. Новые проекты выдаются им в большом количестве. В отличие от Фосфора, который тоже фонтанирует идеями, Лахезис стремится к воплощению своих замыслов и контролирует этот процесс.

Очень важную роль в работоспособности Лахезиса играет эмоциональная составляющая. Причем он способен увлечь своих коллег возвышенными целями на благо всего коллектива, вдохновить их и повести за собой. В этом Лахезису помогает вера в неограниченные возможности человека и развитое чувство ответственности.

Коллективу, которым руководит Лахезис, живется сложно, но интересно. Он хорошо проводит переговоры с другими фирмами (заранее предвидя все варианты), способен устранять (не физически) конкурентов. Физическое устранение оппонентов более свойственно для Нукс вомики, Лахезис может выступить подстрекателем.

Не стоит, однако, навешивать ярлыки: «Нукс вомика – киллер», «Лахезис – заказчик». В этой книге описываются особенности психики того или иного типа, которые абсолютно не связаны с моральным обликом. Например, тип Лахезис может быть и «мучеником на костре» и инквизитором, который послал его на казнь. Их объединяет фанатичная вера и общий тип личности. А моральные сентенции оставим другим авторам.

Итак, Лахезис – король манипуляций. Но деятельность руководителя состоит еще и в организации рабочего процесса, создания необходимых условий: технических, материального поощрения, рабочего места. Все это дается Лахезису огромным трудом. Он интуит – его среда идеи, а не техника и условия быта. Ему скучно держать в порядке документацию, тоскливо вникать в инструкции и приказы сверху.

Лахезис привык сам себе создавать трудности, поэтому делает это и для других. В организации, которой он руководит, стимулом является не заработная плата, а горячий энтузиазм. Как ни странно, даже в современных рыночных условиях такие коллективы встречаются.

Их руководители обладают умением прививать комплекс вины, брать на испуг, находить виноватых. Они искусственно нагнетают обстановку, так что все начинают готовиться к худшему. А потом «отпускают вожжи» – в коллективе катарсис и ликование, что «все обошлось». И так до следующего раза.

Собственным частным предпринимательством Лахезису заниматься сложно. С его мятежной душой невозможно хладнокровно исследовать потребности рынка. Лахезису трудно объективно оценить себя и держать цену на товар. Иногда он запросит нереальную сумму, а иногда сделает что-то бесплатно.

Лахезис любит масштабные проекты и большие деньги. Он игрок, выигрывает или проигрывает по-крупному.

Среда реализации Лахезиса – это гуманитарная сфера и области, где нужно пропагандировать мировоззрение.

Если у Лахезиса преобладают эмоции, он может стать политическим лидером (народным трибуном) или актером (театр, эстрада, кино).

Если развита интуиция, то преобладает склонность к философскому осмыслению действительности. Такой Лахезис будет хорошим педагогом-новатором.

Лахезис политик проявляет чудеса выживаемости. Он способен предвидеть развитие событий (для себя и своей партии), хорошо разбирается в исторических связях между процессами и явлениями. Всегда подготавливает несколько вариантов «отступления», имеет «двойников» и продолжает игру, даже будучи низложенным. Он склонен злоупотреблять властью, активизироваться возможностями, которые она предоставляет.

Попав в новую обстановку, Лахезис не теряется. Он бросает все силы на выявление потенциального лидера и планирует свои действия относительно будущей расстановки сил.

Лахезис создает свою группировку, целью которой является смещение (или использование) существующего лидера и продвижение самого Лахезиса ближе к рычагам управления (правильнее сказать, рычагам влияния).

Лахезису политику всегда есть, за что бороться, и с кем. Если врага пока не видно, он его обнаружит (на первое время – придумает). У Лахезиса и его соратников по партии жизнь всегда интересна и насыщенна.

Лахезиса можно назвать хозяином времени. Политик такого типа умеет заглушить проблему временем, или наоборот, вырастить в сжатые сроки из мухи слона. Все его шаги очень своевременны. Когда ему нужно, идут военные действия, когда требуется передышка – заключается перемирие. И все используется с выгодой, причем, многократной.

Великолепен Лахезис как актер. Но в этом случае он является наполовину и режиссером. Публика готова отдаться ему до конца.

Хорош он как музыкант исполнитель. У Лахезиса одно и то же произведение каждый раз звучит по-новому.

Бывает, что Лахезис выступает в роли писателя. В этом случае, его романы полны страсти, пишутся на одном дыхании. А собрание сочинений составляет десятки томов.

Лахезис – это всегда яркая личность, оставляющая след в жизни окружающих его людей.

БОЛЕЗНИ ЛАХЕЗИСА

 Многие проблемы Лахезиса связаны с утратой самоконтроля, чрезмерным употреблением алкоголя, сексуальной невоздержанностью. При этом у него возникает ощущение, что все происходит, как во сне.

Лахезис становится подозрительным, считает, что враги объединяются с целью навредить ему (враги – это  родственники или сослуживцы, реже – «враги народа»), страдает от приступов ревности. Декомпенсированный Лахезис неуживчив, своенравен, придирчив, гневлив и производит гнетущее впечатление.

Особую разбитость он ощущает по утрам и в жаркую погоду. У женщин большинство проблем появляется в менопаузе, т.е. с прекращением естественных выделений.

В период депрессии, Лахезис под влиянием ложного чувства вины может признаваться в преступлениях, которые не совершал. Он впадает в глубокую религиозность, начинает пропагандировать сексуальное воздержание. Стремится к жесткому контролю своих мыслей и поведения.

В период экзальтации, он испытывает прилив сил, повышение работоспособности, обилие идей и планов. Лахезис лихорадочно активен, оживлен, говорлив, поет и театрально жестикулирует.

У одной и той же личности депрессия и экзальтация чередуется непредсказуемым образом. Но обычно то и другое наблюдается длительно (несколько недель или больше).

Соматические проблемы Лахезиса касаются сердечно-сосудистой системы (гипертония, инфаркт, инсульт, варикоз), мочеполовой (у женщин — маточные кровотечения, кисты левого яичника, предменструальный синдром, патологический климакс), лор-органов (тонзиллит, фарингит, ларингит), желудочно-кишечного тракта (язвенная болезнь, геморрой).

Назначение гомеопатического препарата Лахезис соответствующему типу личности делает поистине чудеса, которые становятся нормой в практике вдумчивого врача — гомеопата.

ЛАХЕЗИС  В  ИСТОРИИ 

(Никколо Паганини)

 Композитор родился в Генуе. Сейчас на стене дома 38 по улице Черной кошки установлена мемориальная доска с надписью: «Высокая честь выпала на долю этого скромного жилища. Здесь появился на свет великий Паганини».

Никколо был третьим ребенком в семье ремесленника. Его отец Антонио страстно любил искусство, музицировал на мандолине и скрипке, втайне мечтая о славе артиста. Он верил в счастливую звезду и в собственную арифметическую «таблицу выигрышей».  Его жена Тереза была очень набожна. Неудивительно, что  именно ей однажды приснился сон, в котором явившийся ангел предрек юному Никколо всемирную славу.

Музыкальная одаренность мальчика  проявилась рано. Отец начал обучать его музыке с восьми лет.  Поначалу сын  был счастлив этому – скрипка  казалась средоточием тайны, а её волшебные звуки вызывали восторг. Занятием мешало лишь слабое здоровье Никколо – еще в раннем детстве он тяжело перенес корь. Тогда ребенок длительно находился без сознания, и его уже  даже сочли умершим. Но Тереза неотлучно находилась с больным, и случилось чудо – мальчик пришел в себя и вскоре пошел на поправку.

Если бы  только Антонио  Паганини не был так суров! Он полагал, что музыка должна заменить сыну все другие радости – игрушки, прогулки с друзьями, простые детские забавы. Никколо впоследствии вспоминал: «Когда отцу казалось, что я недостаточно прилежен, он голодом принуждал меня  удвоить усилия. Часто запирал в чулан, заставляя играть до полного изнеможения».

Когда Антонио  убедился, что сын играет лучше его, он отдал мальчика на обучение хорошему скрипачу. Скоро о талантливом музыканте знала вся Генуя. Известный композитор Франческо Ньекко давал ему уроки композиции, и вскоре Никколо стал сам понемногу сочинять пьесы, одну виртуозней другой.

В восемнадцатом веке Генуя была крупным музыкальным центром, с множеством театров, в которых звучала музыка Моцарта, Вивальди, Перголези и Генделя. Учитель Никколо устраивал  выступления воспитанника в соборе святого Лоренцо. Когда Паганини исполнилось одиннадцать лет, его пригласили аккомпанировать двум всемирно известным певцам.

Юный музыкант решил при этом показать себя и как  композитор. Он написал виртуозные вариации на тему французской песни «Карманьола». Успех от выступления был оглушительным. На концерте присутствовал  маркиз Джанкарло ди Негро – один из демократически настроенных меценатов того времени. Он ввел Никколо в свой дом, приучил к светским манерам и способствовал поездке в Парму к лучшему педагогу  Италии Александро Ролла. Однако Александро, послушав игру мальчика,  воскликнул: «Мне нечему  тебя учить – ты настоящий музыкант!». Тогда Паганини стал брать у него уроки гармонии и контрапункта, чтобы развить свои природные склонности  к сочинению музыки.

В Парме Никколо  провел счастливые месяцы. Он мог заниматься с лучшими композиторами, играть при дворе герцога, общался с выдающимися людьми своего времени. Однако, к сожалению, периодически напоминало о себе слабое здоровье юноши. В четырнадцать  лет он перенес тяжелое воспаление легких, едва избежав смерти. После этого отец и сын  были вынуждены вернуться в Геную.

Когда Никколо исполнилось девятнадцать лет, вихрь житейских  соблазнов закрутил его: ночные кутежи,  игорные дома, новые компании.  Паганини стал страстным игроком, и его  смог образумить лишь очень крупный проигрыш. После этого композитор перестал испытывать судьбу, однако беспорядочный образ жизни все же успел сильно подорвать его здоровье. И здесь спасение музыканту пришло в образе женщины.

В Луке он познакомился с некой аристократкой. Влюбленность переросла в серьезное чувство. Никколо поселился в имении возлюбленной, чье имя он всю жизнь хранил в тайне. Врач предписал музыканту спокойный размеренный образ жизни,  и тот вскоре почувствовал благотворное действие сельской тишины.

Таким образом Паганини провел три года, в течение которых значительно повысил уровень образованности, научился светским манерам, в совершенстве овладел игрой на гитаре и сочинил 12 сонат  для гитары и скрипки.  Но вскоре его мятежная душа потребовала новых  впечатлений. Поэтому в 1804 году Никколо возвратился в Геную.

В те годы Европа переживала большие изменения. В 1804 году Наполеон присвоил себе титул императора Франции, а в 1805 – короля Италии. Вскоре монарх  начал делить итальянские княжества между своими родственниками.  Его сестра Элиза (прозванная «Белой розой») стала княгиней Лукской. Это была образованная женщина – покровительница наук и искусств. Она устанавливала памятники, открывала театры, создавала академию, стараясь привлечь ко двору лучших литераторов, художников и музыкантов.

Элиза была в восторге от мастерства Паганини и присвоила ему звание капитана гвардии с правом ношения мундира. Никколо дирижировал оперой и несколько раз в месяц устраивал выступления при дворе. Однажды он сочинил целый концерт всего лишь за два часа. «Белую розу» привлекал не только Паганини-виртуоз, но и Паганини-мужчина.

Никколо разделял её чувства и посвятил Элизе «Дуэт влюбленных» – пьесу для скрипки с двумя струнами. Сочинение имело  большой успех, что вдохновило композитор на написание сонаты для скрипки с одной струной. Паганини назвал её «Наполеон» и впервые исполнил в день рождения императора.  Маэстро провел при лукском дворе около трех лет, после чего попросил отпуска – его манили другие города и новые возможности.Никколо объездил всю Италию и везде его выступления мели оглушительный успех. Несмотря на удвоенную плату, залы не могли вместить всех желающих. Доходы музыканта росли, появились и сбережения.  И вот однажды он получил гневное письмо от отца, полное упреков, которым Антонио требовал  ни более, ни менее,  как двадцать тысяч франков. Это было неслыханно, но Паганини, не смея огорчить родителей, отослал им все свои сбережения.

В 1808 году Никколо выступал в Турине, где был представлен  княгине Полине (второй сестре Наполеона, «Алой розе»). В отличие от Элизы, она была не столь умна, сколь ослепительно красива. Придворные поговаривали, что Никколо удерживает в Турине не только музыкальный, но и личный интерес.  Любовную идиллию нарушало лишь состояние здоровья маэстро. Паганини было двадцать шесть лет, когда обострилось  его хроническое заболевание.

Сейчас трудно говорить о достоверном диагнозе. Известно лишь то, что композитора беспокоили проблемы с кишечником, из-за чего он быстро терял вес и приходил в самое мрачное расположение духа. Паганини также страдал фурункулезом и болями в суставах. Не исключено, что он перенес гонорею или сифилис, которые были чрезвычайно распространены в те годы. По крайней мере, врачи применяли для лечения музыканта втирания ртутной мази (как при люэсе), что вызывало осложнения в виде стоматита.

Никколо скептически относился к эскулапам, поговаривая: «Счастлив тот, кому дано отправиться  на тот свет без посредничества врачей». Он больше верил  в помощь свыше и в свои талисманы, одним из которых была шапочка, сшитая из куска платья его матери.  С этим талисманом скрипач не расставался в течение всей своей жизни.

В 1808 году маэстро удалось отправиться от приступа болезни и восстановить силы. Он прибыл во Флоренцию, где принимал участие в торжествах по поводу заключения мира между Францией и Испанией.  Здесь Паганини жил до конца 1812 года, периодически давая концерты в других городах. Публика неизменно восторгалась виртуозными способностями музыканта – его игрой на одной струне, чтением перевернутых нот и особым, только ему присущим, энергетическим мистицизмом.

Вместе со славой, росло и стремление композитора к независимости. Однажды он  появился за дирижерским пультом в мундире капитана гвардии.  Это было неслыханной дерзостью и нарушением придворного этикета. На приказ герцогини переодеться Паганини ответил, что при получении почетного звания ему ничего не говорилось об ограничениях  в ношении костюма. Видя, что гнев герцогини Элизы перешел все границы, Никколо использовал сложившуюся ситуацию для того, чтобы той же ночью сбежать в Милан.

Этот город был крупным музыкальным центром. В знаменитом оперном театре  «Ла Скала» выступали лучшие в мире вокалисты. Паганини с огромным удовольствием посещал представления. На балете Зюсмайера сильное впечатление на него произвела сцена с пляшущими ведьмами. Вскоре он сочинил новое произведение, которое назвал «Пляски ведьмы» и решил включить его в программу своего ближайшего концерта в Милане. Выступление, однако, отложилось на несколько месяцев из-за нового обострения его хронических недугов.

Лишь в октябре 1813 года Паганини предстал перед миланской публикой. После концерта в «Ла Скала» все газеты Европы назвали маэстро мировой знаменитостью, а сам Никколо поехал в родную Геную навестить родных. Там он познакомился, а в последствии и очень подружился с адвокатом Джерми, которому доверил ведение всех своих  денежных дел.

С осени 1821 года концертная деятельность Никколо прервалась из-за пошатнувшегося здоровья.  С этого времени  рядом с ним постоянно находилась его матушка Тереза Паганини. Они вместе отправились в Павию к профессору Борда, который  помимо заболевания кишечника подозревал у пациента обострение сифилиса. Лечение с переменным успехом длилось около года. Есть данные о том, что  композитору помогли гомеопатические средства доктора Маренцелера.  После улучшения состояния маэстро отправился на отдых в деревню.

С 1824 года Паганини продолжил концертную деятельность уже вместе с певицей Антонией Бьянки. Она пленила сорокадвухлетнего  Никколо молодостью и красотой. Однако вскоре обнаружились и другие свойства её натуры: грубость, сварливость и ревность.  Однажды она рассердилась, что скрипач ушел без неё на деловые переговоры. Схватив футляр со скрипкой, Антония в ярости стала колотить ею об пол.

Только ловкость  подоспевшего слуги спасла ценнейший инструмент от полного уничтожения. Помимо всего прочего, Антония не отличалась особой музыкальностью,  и Никколо приходилось подолгу готовить её репертуар. Со временем, благодаря приятному от природы голосу и постоянному обучению, Бьянка стала иметь самостоятельный успех у публики. В 1825 году она родила сына, названного Ахиллом. После этого отношения в семье немного укрепились.

В течение двух последующих лет состояние здоровья Паганини оставляло желать лучшего. Медицина того времени использовала для лечения препараты опиума, которые давали много побочных действий. Одним из них был невыносимый кашель, который   беспокоил Никколо.

Кроме этого, большие неудобства композитору приносила также и незаживающая язва на большом пальце правой руки. Её удалось залечить позже с помощью какой-то мази. Выступления оказывали на маэстро двоякое действие.  С одной стороны, он  не мог без них жить, а с другой – чувствовал себя после игры совершенно истощенным.

Тем временем слава композитора привлекла внимание Ватикана. Папа Лев XII отметил его заслуги, подписав в апреле 1827 года декрет о возведении «нашего возлюбленного сына Никколо в достоинство рыцаря Золотой шпоры, с присвоением прав и привилегий». В свое время так же были награждены Глюк и Моцарт. Паганини  всегда стремился к высшему обществу, поэтому ценил всевозможные титулы и звания.

С весны 1828 года Паганини концертировал в Вене. На выступлениях Никколо неизменно присутствовал композитор Франц Шуберт: «Чем чаще слушаешь Паганини, тем больше постигаешь его величие. Это величайший музыкант из всех, каких когда-либо знала история».

Венские газеты  печатали восторженные статьи, поэмы и оды во славу композитора. Были выпущены открытки, табакерки, брелоки, носовые платки с изображением виртуоза. Кондитеры делали  его бюсты из цукатов, пекли булки в форме скрипки. Парикмахеры причесывали клиентов «под Паганини». Извозчики спрашивали за поездку уже не пять гульденов, а один паганинерль.  А тот экипаж, который однажды подвез маэстро, уже на следующий день стал знаменит, как фиакр, на котором ездил Никколо.

Больше всего на свете Никколо был привязан к своему родному сыну – Ахиллино. Когда однажды тот сломал  ногу, хирург предписал ему восемь дней полной неподвижности. Ни мать, ни сиделки не могли удержать мальчика. И тогда отец положил сына себе на колени и занимал его внимание в течение нескольких суток, не вставая и не принимая пищи. Лишь когда  опасность миновала, он оставил свой пост.

К сожалению, Антония Бьянка продолжала устраивать семейные скандалы, и Никколо вынуждено пришел к решению расстаться с ней. Венский суд оставил ребенка отцу, а матери было выплачено крупное денежное содержание. Подобные треволнения расшатали нервную систему маэстро.  Лечащий врач, доктор Беннати, направил его в Карлсбад на воды.

Увы, там у Паганини случилось сильнейшее воспаление слюнной железы, которое было спровоцировано неудачным удалением зуба. В Праге музыканта оперировали три известных профессора. Через некоторое время потребовалось удаление нескольких зубов нижней челюсти.  После этого усилились признаки ларингита (по-видимому, туберкулезной природы).  Лечение дало некоторое облегчение, и скоро скрипач мог выступать с  концертами.

Паганини загорелся идеей завоевать музыкальный Париж. Уже давно там были изданы все двадцать четыре его каприса, но никто из маститых местных виртуозов не мог их исполнить. После этого каприсы были объявлены несостоятельными. Никколо прибыл в Париж еще зимой, но из-за плохого состояния здоровья его выступления неоднократно откладывались.

И лишь 9 марта 1931 года стены Большой оперы, наконец, услышали скрипку Паганини. Потрясенный Ференц Лист писал: «Что за человек, что за скрипка, что за артист! Небо! Сколько страданий, сколько мук в этих четырех струнах!».  Победа в Париже равнялась всем предыдущим, вместе взятым.  Газеты писали: «Изумление публики перешло в энтузиазм. Паганини открыл нам новый мир.  Мы услышали иронию Байрона, фантастику Гофмана проклятие Данте». Париж был покорен.

Оставив сына на попечение близкого друга, Никколо отправился в Англию. Там он побыл около года и  дал свыше  шестидесяти концертов, несмотря на то, что  зимой 1831 года в Лондоне  он перенес еще одну операцию на челюсти, после которой пролежал в больнице более месяца.

Выйдя из госпиталя, измученный Паганини получил известие о кончине матери. В те дни он с отчаянием писал другу Джерми: «Я горько плачу, но должен покориться судьбе. Надеюсь, что встречусь с ней в раю, когда придет время…  Электричество, которое я чувствую в себе, когда извлекаю магическую гармонию, ужасно вредит мне…» Но Паганини не мог расторгнуть контракты и продолжал концерты.  Всего их было более ста пятидесяти.

Лишь весной 1832 года Никколо смог вернуться в Париж. В это время во Франции свирепствовала холера. В такой обстановке Паганини дал десять концертов, направив полученные  от них средства на борьбу с эпидемией. После этого маэстро еще раз съездил в Англию, где пробыл до осени 1833года. Путешествие было прервано из-за резко ухудшившегося здоровья – сырой климат Альбиона действовал на ослабленного музыканта самим разрушительным образом.  Приступы кашля не давали ему покоя ни днем, ни ночью.

И все же маэстро и в этот раз избежал смерти. Музыка вдохновляла его и придавала жизненные силы. Паганини познакомился с молодым композитором Гектором Берлиозом. Большой талант и не менее глубокая нищета впоследствии привели к тому, что старший друг пожертвовал Берлиозу около сорока тысяч франков. А благодарный Гектор посвятил своему спасителю симфонию «Ромео и Джульетта». Но это случилось позже, в 1838 году.

Еще в Турине музыкант познакомился и подружился с графом Чессоле. Он был председателем Туринского сената и большим любителем музыки. Граф сыграл значительную роль в последнем периоде жизни Никколо.

Глубоко больной Паганини был далек от коммерции, что позволило двум парижским аферистам вовлечь его в сомнительную историю. Они убедили скрипача приобрести великолепный дворец с читальными комнатами, картинной галереей и концертным залом. Но главным в предприятии должно было стать казино, носящее имя маэстро. Идея создать большой клуб, посетители которого могли бы слушать концерты и лекции, любоваться картинами и читать книги, танцевать и играть в рулетку с треском провалилась. Правительство не разрешило азартных игр, а все остальное не пользовалось спросом.

Эта неудача сильно повлияла на Паганини.  Его здоровье настолько ухудшилось, что  композитор совершенно потерял голос.  Никколо поместили в санаторий, но состояние пациента было безнадежным. Суровая парижская зима 1838года заставила маэстро переселиться в Марсель.

Его лечащий врач Гильом писал своему коллеге: «Паганини – пламенная душа, выражающая себя через скрипку. Душа не тронута, но стенки сосуда, в котором она содержится, чрезвычайно тонки; все струны целы, но расстроены и вибрируют плохо; у него нервная чрезмерная возбудимость; заболевание спинного мозга; болезнетворный вирус в горле».

Туберкулезный процесс развивался теперь очень быстро.  А истощенный организм больного был не в силах больше сопротивляться. В мае 1840 года Паганини уже совсем не мог говорить и изъяснялся только письменно.  27 мая после сильнейшего приступа кашля у маэстро открылось легочное кровотечение,  и он скончался. Так завершилась жизнь величайшего музыканта всех времен и народов.

В июне вскрыли завещание композитора.  Он щедро обеспечил всех своих сестер, бывшую подругу Антонию Бьянки, а скрипку Гварнери, с которой выступал с таким грандиозным успехом, завещал городу Генуе. Основное наследство перешло единственному сыну. Маэстро заказал  монахам-капуцинам отслужить сто панихид.

Смерть Паганини вызвала многочисленные отклики по всей Европе. Граф Чессоле взял на себя заботы о похоронах. Все было готово, но вдруг погребальные колокола смолкли. Оказывается,  епископ Ниццы запретил хоронить музыканта на территории кладбища, якобы потому, что тот отказался от святого причастия. Но когда же было причащаться, если Никколо умер внезапно?

Тело музыканта было набальзамировано,  и простые люди прощались с ним.  Сын Ахилл отправился к главе католической церкви – папе Григорию XVI. Тот создал специальную комиссию по расследованию данного случая. Все это время гроб находился в подвале дома графа Чессоле. Но появились воинствующие мракобесы, поставившие  перед собой цель уничтожить останки Паганини. Поэтому граф в сопровождении вооруженных солдат под покровом ночи перевез гроб в военный госпиталь, где поместил его в потайную комнату, а ключ забрал с собой.

Позже он был вынужден перевести тело на остров, который находился в собственности семьи Чессоле и тайно предать земле. Лишь через четыре года после смерти маэстро король Карл дал разрешение похоронить Паганини в поместье Польчевере, унаследованном Ахиллом.

Еще через год было получено разрешение захоронить гроб на вилле Гайоне. Там останки композитора оставались погребенными на протяжении тридцати лет. И только в 1876 году внук великого маэстро смог перевезти прах знаменитого деда на Пармское кладбище.

Еще одно перезахоронение было произведено в 1896 году – на новое кладбище. Но жители Геную до настоящего времени считают, что их всемирно известный земляк должен покоиться в родной земле.  И поэтому место в генуэзском пантеоне ему давно приготовлено.

С точки зрения гомеопата, заболевания Паганини и особенности его характера позволяют говорить о принадлежности к типу Лахезис. Это страстная свободолюбивая натура, склонная к крайностям: от скупости до щедрости, от любви – до ненависти.

Большинство заболеваний Лахезиса  связано с сосудистой системой, исходом которых могут быть смертельные кровотечения. Счастлив тот Лахезис, который способен излить свои страсти в творчестве. Здесь он может достичь  небывалых высот. Именно таким и остался  в истории великий виртуоз Никколо Паганини.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

WordPress шаблоны
Рейтинг@Mail.ru