Психотипы в гомеопатии

СЪЕДОБНОЕ ЗОЛОТО

АУРУМ

Слово «золото» не оставляет равнодушным никого. Для одних оно ассоциируется с богатством, для других – с душевными качествами человека.

Золото – первый из открытых благородных металлов. Сначала его использовали исключительно как мерило стоимости или в ювелирном деле. Позже стали применять в технике и промышленности.

Использование золота в медицине восходит к древнейшим временам. Им лечили восточных владык. С точки зрения гомеопата, наверное, с успехом – ведь  многие правители принадлежат именно к «золотому типу».

Алхимики рекомендовали золото для лечения туберкулеза, эпилепсии, золотухи, сифилиса, рака, маточных кровотечений, проказы, волчанки. Медицина XX века использовала препараты золота при тяжёлых полиартритах. Было накоплено много информации о токсическом действии больших его доз на организм.

В гомеопатию золото  ввёл Ганеман. Благодаря длительным испытаниям  была выяснена его тропность к сердечно-сосудистой системе, глазам, лор-органам, печени, костям, половым органам. Практика показала, что существует тип людей с определёнными внешними признаками и свойствами нервной системы, которые особо чувствительны к золоту. Гомеопатический Аурум металликум способен вылечить у них многие недуги, улучшить адаптацию, а возможно – продлить жизнь.

Так кто же он, «золотой человек», Аурум металликум?

ЧЕЛОВЕК АУРУМ

Аурум имеет заметную фигуру. Обычно он среднего роста, коренастый, с квадратными плечами, короткой шеей, бычьим затылком. Чаще Аурума описывают как брюнета, но встречаются и «рыжие особи». Его фигура в течение жизни может претерпеть значительную эволюцию.

В детстве  Аурум, как правило,  худощав и на лицо выглядит старше своих лет (как Ликоподий). Может играть роль тот факт, что аурумные дети рождаются в семье «пожилых родителей» (которым за тридцать, а то и за сорок лет).

Подросток Аурум строен и длинноног. В процессе полового созревания крупнеют черты лица, расширяются плечи и бёдра. Юноши становятся ширококостны, мускулисты и волосаты по телу. Густая шапка волос на голове свидетельствует  об их хорошем здоровье. Девушки приобретают полные плечи, пышные бедра и развитые молочные железы. Эти сочные барышни кажутся сошедшими с полотен Рубенса.

После тридцати лет Аурум неуклонно полнеет и как-то быстро отцветает. Тугие формы обвисают в дряблые складки. Румянец переходит в стойкое потемнение кожи. Мужчины стремительно лысеют, от чего на всеобщее обозрение выходит шишковатость их головы, а на носу у них проступает тонкая фиолетовая сеть сосудов. Аурумная женщина очень хорошо описана в романе «Двенадцать стульев»: «Молодая была уже не молода. Природа наградила её арбузными грудями и мощным затылком» (Ильф и Петров о мадам Грицацуевой).

Аурум дорожит своей внешностью и всячески её поддерживает. Обнажает всё, что можно и что нельзя обнажать, пользуется броским макияжем и духами. При этом может пренебрегать гигиеной и быть неряшливым в быту.

«И так хороша», – может сказать своему отражению в зеркале знойная аурумная вдова. Вздохнуть, заправить  арбузную грудь в застиранную рубаху, и, не помывшись, улечься спать. Вы спросите, чем же она в таком случае отличается от Сульфурной величавой неряхи? Обе – полны, краснощёки с пиодермической кожей. Но их можно различить сразу же: Сульфур не выносит жары, а Аурум – холода. Есть и другие отличия, о которых рассказано в главе «Сульфур».

У компенсированного Аурума почерк с крупными буквами, сильным ровным нажимом. Слева поля широкие, строчки прямые, наклон букв умеренный. Сами буквы круглые, заглавные – с завитками. Чётко обозначены знаки препинания, предложения отличаются краткостью.  В целом  почерк решительный, быстрый, жирный.

У депрессивного Аурума строчки начинают опускаться вниз, буквы выходит за края линий, нажим ослабевает, слова вытягиваются, промежутки между ними увеличиваются. Поля становятся неровными, возможен пропуск некоторых букв или отдельных слов.

Меняется и подпись – из крупной и красивой она превращается в какую-то непонятную закорючку.

 

Большинство гомеопатических руководств описывает Аурум, как честолюбивого человека, с развитым чувством долга, стремлением повелевать и командовать окружающими. Он злоупотребляет своим здоровьем, и со временем уверенность, деловитость, ощущение полнокровия жизни сменяются унынием, отчаянием, идеями самообвинения и мыслями о самоубийстве.

В таком состоянии характер Аурума представляет гремучую смесь из черной тоски и вспышек ярости. Малейшее возражение может привести его в бешенство, и Аурум бросается с кулаками на того, с кем только что вроде бы спокойно беседовал. Собеседнику невдомёк, что внешне сдержанный Аурум просто молчаливо переживал свою ненависть к миру, но вот последняя капля переполнила чашу терпения, и тёмная бурлящая волна полилась через край, сметая всё на своём пути.

Компенсированный Аурум – это активный шумный человек. Может производить впечатление экстраверта. Как пишет Дорци: «Ради достижения успеха и богатства пойдет по трупам, даже по своему собственному». Он авторитарен до высокомерности и предпочитает силовые методы решения проблем.

Полного деятельности Аурума невозможно остановить. Но рано или поздно и для него находится неодолимая преграда. И тогда кипучая активность резко сменяется гнетущей тоской и жаждой разрушения. Аурум начинает богохульствовать и желать, чтобы весь мир провалился в преисподнюю. А то, что при этом погибнет он сам, его семья и дело его жизни, доставляет Ауруму некое горькое наслаждение. «Пусть гибнут слабые и убогие, надо ещё помогать им гибнуть», – писал Ницше. Очень много «аурумных» мотивов  было и в позднем творчестве Высоцкого:

Чуть помедленнее, кони, чуть помедленнее.

Вы тугую не слушайтесь плеть!

Но что-то кони мне попались привередливые –

Не дожить мне уже, не успеть, не допеть!

 

Аурум любит ходить по границе дозволенного, по самому лезвию бритвы. Наверное, среди сказочных разбойников из «Бременских музыкантов» был хотя бы один «золотой» тип. Вспомним строки из песни работников ножа и топора, романтиков с большой дороги: «Ходим мы по краю, ходим мы по краю… родному».

Для Аурума характерна защита собственных интересов любой ценой. Ему  очень важно признание личных заслуг. Аурум хочет, чтобы его считали самым деятельным, энергичным, справедливым, надежным.

Он ставит  себе задачу  быть лучшим из лучших. Постоянно оглядывается на соперников  и сравнивает их достижения со своими. Его жизнь проходит, как нескончаемое спортивное состязание. При оценке потенциальных конкурентов рассматривает их возможность противостоять оказываемому давлению и готовность давать отпор. Иногда делает пробные выпады в сторону «мистера икса» и, если не получает немедленного ответа, может составить ошибочное мнение о его небольшом  силовом потенциале.

Аурум – это человек действия. Он любит широкий размах, завоевание новых территорий и сфер влияния. Аурум может быть быстрым, напористым, инициативным. Своё добро он отстаивает с кулаками.  В молодости попросту врезает в ухо обидчику, потом учится сдерживать первоначальный порыв, но до конца жизни сохраняет привычку сжимать кулаки.

Импульсивная склонность к насилию даёт большой процент аурумных личностей в криминале (а ещё там много Меркуриев и Нукс вомик).  В ряды преступного мира Аурум вступает не только из-за бойцовских качеств, но и по причине особого отношения к деньгам. Он сочетает в себе некую прижимистость с бешеным азартом. Аурум – законченный материалист, хорошо знающий цену денег. Он хочет жить лучше той социальной группы, к которой принадлежит.

Перспектива мгновенного обогащения может возыметь над ним могущественную силу. Аурум является азартным игроком: (скачки, биржа, финансовые афёры). Если все идёт крахом, он может покончить с собой, выпрыгнув из окна. Конечно, это случается не всегда. Чаще наблюдается какой-либо эквивалент. Например, один аурумный пациент со смехом  рассказывал мне свой сон. Он бежит вверх по лестницам небоскреба, сзади уже почти нагоняют враги. Аурума охватывает ледяной ужас – он на крыше, и деваться некуда. «Чую с гибельным восторгом: Пропадаю! Пропадаю!» И вдруг наступает прозрение – ведь можно шагнуть через край, и ты свободен. Он так и делает, но к собственному удивлению, не падает камнем вниз, а свободно и счастливо парит над землей. Так решаются аурумные конфликты на уровне подсознания.

Аурум хоть подхлестывает своих лошадей, несущихся в пропасть, но до последнего верит, что они воспарят как колесница Гелиоса. Или хотя  бы на мгновение замрут на краю: «Я коней напою. Я куплет допою. Хоть немного ещё постою. На краю!»

Увы, чаще всего такой Аурум разделяет судьбу Икара, камнем падающего вниз на острые скалы.

Увлекаясь делом, Аурум не считается с затраченными усилиями. Он способен идти на любые жертвы, развивая исключительную работоспособность. Любит докладывать о своих достижениях, как бы предлагая окружающим «равнение на вперёдсмотрящего». Не переносит в людях пассивности, бесхребетности, ухода от трудностей. Может навязать дух соревнования тем, кто ещё не до конца безнадёжен.

Уважает активную жизненную позицию, прямоту и искренность. Не плетёт интриг, считая это ниже своего достоинства. Предпочитает открытую, а не подковёрную борьбу. Как писал Ю.Визбор: «А если уж бьют, то рукой, а вовсе не заявленьем».

Аурум  всегда стремится достигнуть поставленной цели, при этом он не особенно щепетилен в выборе средств. Это тактик, который легко ориентируется в текущей ситуации, быстро меняя характер и точку приложения действий. Но далёкую перспективу представляет плохо. Мысли о ней отнимают слишком много сил.

Такой человек склонен злоупотреблять резервами своей жизненной энергии, вплоть до полного исчерпания физических возможностей. В этом случае его может в последнюю минуту спасти лишь редкостное чувство реальности.

Аурум постоянно нуждается в информации о возможностях  окружающих. Происходит это потому, что только таким образом (в сравнении) он может оценить собственные способности.

Ещё учась в школе, аурумный подросток, сидя на контрольной, озирается — как идут дела у других учеников. Он старается сдать свою работу первым, чтобы обратить внимание преподавателя. И вовсе не с целью подхалимажа, а для создания имиджа перспективного учащегося.

Ещё до окончания  института он ищет потенциальное место работы и заводит деловые связи. В общении всегда старается производить впечатление рассудительного и дальновидного. То есть надевает ролевую маску – ведь ни то, ни другое от природы у него не развито.

Аурум любит, когда с ним делятся планами. В этом случае способен дать искренний дельный совет. Готов быть терпеливым наставником тому, кто будет беспрекословно слушаться. Аурум экспансивен и любит командовать. Всё, происходящее по его воле, воспринимается им как совершенно естественное. Под давлением аурумного авторитета события как бы катятся по рельсам золотой необходимости.

Такой человек не выносит неопределённости. Когда неизвестность достигает своего апогея, он провоцирует кризис ситуации, чтобы оценить расстановку сил и сделать её «под себя». Аурум старается не допустить ничего такого, что позже обернулось бы против него самого.

Время для него не доктор, а скорее патологоанатом. При всей исключительной активности, Аурум постоянно пребывает в состоянии цейтнота. Расчёт количества дел во времени отнимает у него слишком много сил, поэтому Аурум «отпускает поводья». Делает то, что сейчас хочется (или крайне необходимо) и тратит столько времени, сколько требует дело. Старается не усложнять процесс и работать быстро. А когда возникают неясности – быстро переключается на параллельное занятие.

Аурум может увлечься самим процессом труда и не заметить его итоговой бесперспективности. Критику по этому вопросу переносит болезненно. Лучшим подарком такому человеку  послужило бы волшебное зеркало, которое показало бы последствия его сегодняшних поступков в ближайшем и далёком будущем. Только не исключено, что как раз Аурум  швырнул бы его об пол: «Ах ты, мерзкое стекло! Это врёшь ты мне назло!»

«Золотой» человек не любит, когда жизнь идёт не по его сценарию, ведь он предлагает самый лучший! И хочет немедленного исполнения задуманного (как Аргентум нитрикум не переносит малейшего ожидания). Этим отличается от методичного Арсена, по шажочку идущего к своей цели.

Аурум – человек исключительной работоспособности и выносливости. Если требуют обстоятельства, может взяться за тяжелый физический труд, сопряженный с опасностями и риском.

Часто производит впечатление «мастера на все руки». У Аурума есть тяга к предметным занятиям – он хочет всё потрогать руками, ощутить фактуру материала, овладеть ремеслом.

Берясь за конкретное дело, творчески активируется. Особенно если точно ясен способ его выполнения. Быстро осваивает новые ремёсла. Это позволяет найти источник дополнительных заработков.

Аурум (в отличие от Арсена и Силицеи) не любит скрупулёзно проверять результаты своей  работы. Необходимость проработки деталей его раздражает. Любит действовать по чётким, проверенным методикам. Конструктивную критику принимает только в процессе труда, но не по отношению к конечному результату!

Аурум – реалист. Но иногда встречается такой парадокс – он поступает вопреки здравому смыслу, основываясь на стереотипах. Штамп «так принято» может сыграть с ним злую шутку.

Ауруму  трудно длительно сосредотачиваться на логическом анализе сложного явления. Ему также тяжело  даётся последовательное изложение материала (это явно не Арсен!). Такой человек может прийти в бешенство от требования быть логичным. Собственно говоря, он и так соблюдает определенную логику действий, но пока его уважают и им восхищаются. Если такая «подпитка» прекращается, Аурум может «пойти вразнос».

Какие же профессии избирает «король металлов»? Всегда и везде он хочет быть первым. Это: менеджер, предприниматель, полномочный представитель, консультант, адвокат, политик,  общественный деятель, дипломат, финансист.

Более «приземлённые занятия»: скульптор, спортсмен, военнослужащий, мастер, фермер-арендатор.

Как металл золото залегает глубоко в недрах земли, так и «золотой человек» является земным плоть от плоти.

БОЛЕЗНИ АУРУМА

К гомеопату приходит декомпенсированный Аурум. Его потребность получить возбуждение  приводит к стремлению добиться цели ценой  изнурительного напряжения.

Когда Аурум встречает сопротивление, это порождает агрессивность, которая иногда выплёскивается, а чаще накапливается. Напряженность отрицательных эмоций сказывается в первую очередь на артериальном давлении, которое становится стабильно высоким.

Иногда Аурум устраивает «бегство в стресс», уходя таким образом от реальности, чтобы не испытать горького разочарования.  Такой пациент, лёжа в палате интенсивной терапии, после перенесённого инфаркта миокарда, может испытывать странное удовлетворение. И даже радоваться, что теперь начнет жизнь с чистого листа.

Слишком длительное и сильное напряжение может привести Аурума к нежеланию контактировать с людьми, отвращению к любой деятельности, разочарованию.

Он угрюм, пресыщен жизнью, ощущает собственную никчёмность. Начинает заниматься самоосуждением, самоунижением. Появляются иллюзии: «он пренебрёг своими обязанностями», «он делает всё неверно», «является воплощением зла», «всеми покинут», «его преследует злой рок» («Человек – свисток! Его преследует тяжёлый рок!»)

Аурум обладает повышенным чувством ответственности, стремится быть постоянно занятым. Ведь именно работа помогает ему на время заглушить ощущение внутренней пустоты и изолированности от окружающих. Но со временем нарастает неуверенность в своих силах, боязнь препятствий. Аурум становится сверхчувствительным (возникает страх высоты и транспорта), нерешительным, крайне обеспокоенным своим  будущим (страх смерти и желание смерти). Появляется эмоциональная неустойчивость, когда плач и крики чередуются с напряженным смехом, а периоды болтливости – с гнетущим молчанием. Нарастает обидчивость, в этом качестве Аурум намного превосходит Натриум муриатикум.

При малейшем противоречии такой человек свирепеет, может совершить насилие или сделать попытку самоубийства. Отдушиной для него служит религия. Аурум непрестанно молится о спасении своей души и верит в помощь высших сил.

Основные проблемы такого пациента касаются сердечно-сосудистой системы (стенокардия, гипертоническая болезнь, эндокардит, инфаркт), суставов (обменный полиартрит), лор-органов (полипы носа, гайморит, мастоидит), половых органов (опухоли матки, аденома простаты).

Лечение аурумного пациента гомеопатическим Аурум металликум  помогает стабилизировать состояние больного. А во многих случаях достичь ремиссии или излечения.

АУРУМ  В  ИСТОРИИ

(Фридрих Ницше)

Многие аурумные черты встречаются у известного философа XIX века – Фридриха Ницше.

Почти все его предки имели отношение к богословию. Отец был лютеранским пастором, которому оказывал покровительство сам король Пруссии Фридрих. Старший Ницше мог сделать блестящую карьеру, но слабое здоровье требовало более спокойной жизни, и он попросил себе деревенский приход.

Несколько лет в семье Ницше не было детей. И когда в октябре 1844 года в день рождения короля на свет появился первенец, его назвали Фридрихом в честь обожаемого монарха. Вскоре родились второй сын и дочь. Маленький Фридрих долго  не начинал говорить. Свои первые слова малыш  произнес в два с половиной года, а в четыре после внезапной смерти отца на некоторое время потерял речь.

В четырнадцатилетнем возрасте Фридрих увидел вещий сон: «Под погребальные звуки органа раскрылась могила, оттуда вышел отец в саване, прошел через церковь и вернулся с ребенком на руках. Могила опять раскрылась и поглотила их обоих. Утром Фридрих рассказал сон матери. А вскоре внезапно заболел его младший брат Иосиф. Ребенок умер через несколько дней. Ужасный сон сбылся – сына похоронили рядом с отцом.

Но шло время, и Ницше постепенно  смирялись с горем. Они переехали ближе к родственникам, Фридрих пошел в новую школу. Он рос серьезным уравновешенным мальчиком, очень любил церковные службы и военные парады. Собирался стать священником, как отец, и с юных лет занимался самовоспитанием. Иногда, переживая укоры совести, Фридрих прятался в укромное место и только после обдумывания своего поведения,  выбегал оттуда. Друзья называли его маленьким пастором.

С девяти лет Ницше сам учился музыке и очень скоро начал хорошо импровизировать на рояле.  Им овладела жажда творчества – мазурки,  менуэты и другие мелодии сочинялись ежедневно. К дням рождения матери, бабушек и теток писались стихи и перекладывались на музыку.  Юный Фридрих сочинил  также несколько трактатов, состоящих  из правил и советов, и вручил их своим одноклассникам.

С пятнадцати лет жизнь Ницше изменилась. Его отдали учиться в престижную школу при монастыре, основанную еще в двенадцатом веке. До нас дошла одна история из школьных лет Ницше. На занятиях учитель рассказывал о подвигах римского героя, который опустил руку в огонь, чтобы продемонстрировать врачам свое пренебрежение к боли. Ученики посчитали этот рассказ неправдоподобным. Тогда Фридрих молча вынул из печи раскаленный уголь и положил себе на ладонь.  Шрам от ожога остался у него на всю жизнь, тем более что он сам растравлял рану расплавленным воском.

Юный Ницше вел дневник, в котором подробно описывал каждый прожитый день. Сначала мальчику тяжело давалась жесткая  школьная дисциплина, но позже он нашел в этом свои преимущества. Фридрих изучал  геологию, ботанику, астрономию, древние языки, математику. На каникулах сочинял стихи и музыку. Любимыми писателями были Шиллер и Байрон, любимым композитором – Бетховен.

В последний год учебы школьный режим стал менее строгим, кроме того профессора часто приглашали эрудированного Фридриха к себе домой на обеды, находя в нем интересного собеседника. На выпускных экзаменах  Ницше чуть не провалился по математике. Но педагоги посчитали это несущественным и, принимая во внимание гуманитарные таланты воспитанника, выдали ему диплом.

Осенью 1862 года Ницше  отравился поступать в Боннский университет. После строгой школы его захлестнула веселая разгульная жизнь. Студенты объединялись в корпорации, каждая – со своими понятиями о чести и достоинстве. Первое время Фридрих с головой окунулся в беззаботное времяпровождение, но вскоре ему наскучили трактирные посиделки и пикники на природе. В дневнике тех лет он упрекает себя за часы безделья и пишет о решимости вести более суровую и сосредоточенную жизнь.

Увы, Фридрих не ограничился самовоспитанием, а решил оказать благое влияние и на своих  разгульных товарищей. Он пошел на неслыханный шаг – внес проект преобразования корпораций. Естественно, благие намерения  Ницше закончились полным провалом. Товарищи отстранились от него, а Фридрих в ответ заклеймил их колким словом, чем окончательно настроил против себя.

Жизнь приготовила ему горькое испытание – одиночество побежденного. Сначала гордому  Ницше было трудно смириться с таким положением. Но позже он осознал, что отныне будет одиноким всегда, потому что его взгляды  слишком отличаются от принятых в обществе: «Меня мучила жажда среди людей, и ничто не утоляло меня. Тогда ушел я в одиночество и сотворил сверхчеловека».

Юный Ницше был слишком романтичен по духу и слишком аристократичен по воспитанию, чтобы найти свой идеал в реальной жизни. Он боготворил Баха, Бетховена и Байрона, но среди окружающих  людей не находил даже отдаленного подобия.

Фридрих перевелся из Боннского университета в Лейпцигский, в котором ровно сто лет назад учился великий Гёте. Новая студенческая атмосфера пришлась ему по вкусу, и Фридрих с усердием принялся постигать науку философию. В одном из книжных магазинов он случайно обнаружил труд доселе неизвестного автора – Артура  Шопенгауэра. Ницше поразило богатство и глубина идей философа, его едкий сарказм, смешанный с тонким лиризмом. Шопенгауэр безраздельно покорил Фридриха, а его «Мир, как воля и представление» стало настольной книгой Ницше. Мысль о том, что  еще шесть лет назад этот философ был жив, глубоко волновала Фридриха, и он сетовал на судьбу, которая не позволила им встретиться. Шопенгауэр как бы вдохнул новую жизнь в Ницше, дав ему опору существования.

В это время Германия открыла своего гения – Рихарда Вагнера. Поэт, композитор, публицист и философ; он был революционером в Дрездене и придворным фаворитом в Мюнхене; одни восхищались им, другие – ненавидели.  Но опера Вагнера, в которой главным действующим лицом стал немецкий народ, потрясла всю Германию. Ницше писал, что звуки вагнеровской музыки заставляли дрожать в нем каждый нерв. Каково же было его счастье, когда представилась возможность знакомства с гением! Фридрих был совершенно очарован Вагнером и преклонялся перед его талантом.

Тем временем Ницше ждал еще один приятный сюрприз. Ему, двадцатичетырехлетнему выпускнику университета, было предложено место профессора философии в Базеле! Фридрих, недолго раздумывая, согласился. Ко всему прочему, божественный Вагнер жил недалеко от Базеля, и Ницше надеялся на возможность общения со знаменитостью.

Композитору в то время было около шестидесяти. Он недавно женился на дочери Ференца Листа – Козиме, был обласкан публикой и не имел недостатка в средствах. В лице Ницше Вагнер нашел преданного восторженного ученика. В то время Рихард писал трактат о социальной метафизике, который обсуждал с Фридрихом. Сам Ницше в этот период работал над «Происхождением трагедии». Вагнер интересовался идеями молодого философа, и все более привязывался к нему.

Осенью Ницше начал курс лекций в университете. Его первое выступление вызвало большой резонанс. Вторая лекция была необычной, если не сказать крамольной. В ней молодой профессор развенчивал Сократа, считая его философию причиной упадка античного искусства. Эта обвинительная речь смутила слушателей, но в тоже время подогрела их интерес. Фридрих был хорошим оратором, в связи с чем ему поручили также курс высшей риторики.

В 1870 году в Европе начались военные действия. Ницше, дотоле не интересовавшийся политикой, стал добиваться разрешения на зачисление в санитарный отряд. Он проехал завоёванные немцами территории, видел, как опасность превращает бывших бюргеров в храбрецов, и сам ощущал прилив патриотизма.

Впервые в жизни он не чувствовал себя одиноким, а ощущал единство с массой. До сих пор философ знал одни только книги, теперь же познавал жизнь на её крутых изломах. Дни и ночи Фридрих проводил, ухаживая за ранеными. Многие из них погибали не от ран, а от инфекций. Сам Ницше тяжело переболел дизентерией и дифтеритом, после чего его комиссовали.

Война полностью преобразила взгляды Фридриха: она освобождала человеческую энергию, тревожила уснувшие умы, рождала чувство долга и любви к родине. Ницше презирал обывательское болото, считая, что только опасность способна всколыхнуть сон разума. Поэтому во многих своих философских работах он воспевает военные действия, называя их героическими преобразователями: «Для того чтобы дух спекуляции не поглотил самого государства, есть только одно средство – война. Любовь к родине вызывает в людях нравственный подъем, служащий знамением гораздо более высокой судьбы». Тем не менее, сам Ницше  в продолжение всей своей жизни не мог оправиться от последствий своего участия в войне. Его стали  мучить бессонница, невралгии, боли в желудке. По совету врачей Фридрих уехал на отдых.

Что касается научной карьеры самого Ницше, то труд Ницше «Происхождение трагедии» был отвергнут всеми издательствами как заведомо не имеющий спроса. После многих мытарств книга была все же издана. И что же? – ни один журнал, ни одно обозрение не удостоило её критической заметки. Ницше оказался не подготовленным к такой реакции. Среди современников не находилось человека, способного понять его мысли и чувства.

Но самым тяжелым испытанием была обструкция лекций философа – часто на них присутствовало не более трех человек. Конечно, можно было вспомнить, что на лекциях Гегеля, впоследствии признанного великим, также было немного слушателей. Но Ницше это не утешало – он переживал, что не имеет сторонников.

Здоровье Фридриха продолжало ухудшаться – глаза не выносили яркого  света, а головные боли стали настолько сильными, что Ницше вынужден был неделями находиться в постели. При малейшем улучшении самочувствия философ возвращался к работе. Он выработал свою философию болезни: «Иногда даже радуешься физическим страданиям, потому что благодаря им забываешь о другой внутренней душевной боли».

Интересно описание зрелого Ницше, оставленное нам современником: «Широкий лоб, короткие волосы, выдающиеся скулы, густые нависшие усы. Его музыкальный голос и медленная речь говорили об артистичности натуры, а осторожная и задумчивая походка выдавала в нем философа. В пристальном взгляде постоянно сквозила скорбная работа мысли; это были одновременно глаза фанатика, наблюдателя и духовидца».

Ницше очень любил путешествовать. Его самочувствие улучшалось в теплом климате, поэтому Фридрих стремился в Италию. Он побывал в Венеции, Генуе, а в Риме произошло его знакомство с молодой девушкой с необычным именем Лу Саломэ.  По происхождению она была русской, обладала острым умом, необычной красотой и авантюрным складом характера. Лу Саломэ покорила Ницше с первой встречи.

Пикантность ситуации составляло то, что ученик философа Поль Рэ тоже был влюблен в эту девушку. Но, уважая чувства друг друга, мужчины не решались начать открытую борьбу за сердце возлюбленной. Позже Поль предложил Фридриху поговорить с Лу и сделать от его имени признание. Ницше согласился и уехал в Базель. Вскоре он получил ответ от Саломэ, в котором говорилось, что она вообще не собирается выходить замуж и предлагает дорогому Фридриху дружбу и моральную поддержку.

Определенную роль в таком развитии ситуации сыграла сестра Ницше Элизабет. Она считала, что, посвятив свою жизнь брату, имеет на него определенные права и не хотела делить Фридриха с другой женщиной. Лу Саломэ представлялась для Элизабет коварной интриганкой и пожирательницей мужчин. Ницше встретился с Лу в Лейпциге, куда та приехала в сопровождении Поля Рэ. Сердце Фридриха наполнили подозрения об их любовной связи. Развязку ускорило гневное письмо сестры Элизабет, адресованное Саломэ. Так Ницше потерял одновременно и друга, и возлюбленную.

Философ спешно уехал из Лейпцига. Утешение ждало лишь в любимой науке, и в течение трех месяцев он создал совершенно необычное произведение– «Так говорил Заратустра». Этот пророк был для Ницше предтечей сверхчеловека. В своем одиночестве Заратустра открыл обещание счастья и понес его людям. Пророк обещал великую награду за великий труд. «Верь в святость твоей высокой надежды», – говорил он каждому.

После Заратустры Ницше еще напишет «По ту сторону добра и зла», «Сумерки кумиров», «Несвоевременные размышления», «Воля к власти». Эти труды нашли своих читателей и почитателей.

В своих книгах Ницше выглядит несокрушимым борцом, в реальной жизни Фридриху очень мешали физическое нездоровье и частые депрессии. С 1879 года он подал прошение об отставке с профессорской должности. «Мое состояние – преддверие ада и ничем не отличается от состояния истязаемого животного», – писал  он в те годы. С 1888 года у философа стали появляться явные признаки душевного расстройства. Первоначально возникло сильное возбуждение, желание мстить и обличать бывших кумиров. Он изливал свой гнев в яростных памфлетах, в том числе и против любимого ранее Вагнера. А в трудах «Антихрист» и «Ессе Номо»  уже явно проглядывает мания величия и неистребимое стремление к смерти.

Фридрих стал писать своим друзьям странные послания, в которых называл себя различными историческими персонажами, а своих адресатов – вымышленными именами. В январе 1889 года он был госпитализирован в психиатрическую клинику. Больной бредил, принимал привратника за канцлера Бисмарка, гримасничал и наотрез отказывался спать на кровати. Иногда сознание философа прояснялось, и тогда он импровизировал на рояле. Но болезнь неуклонно прогрессировала. В 1897 году умерла мать Фридриха. Он пережил её на три года и скончался в Веймаре в 1900 году.

У Ницше было много аурумных проблем со здоровьем: сильные головные боли, прогрессирующее ухудшение зрения, а в конце жизни – состояние спутанности мышления. В то же время такие аурумные черты, как чувство долга, ответственность, религиозность, скрытая страстность, стойкость характера помогли ему перенести удары судьбы и создать неповторимые произведения.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

WordPress шаблоны
Рейтинг@Mail.ru