Психотипы в гомеопатии

ТРАВА ПАДЕНИЯ

АРНИКА

Это красивое травянистое растение с желто-оранжевыми цветками. Растет оно на высокогорных лугах и в лесах Европы, полное название – Арника монтана.

В медицине применяется издавна. Не исключено, что ещё со времен Диоскорида (I век н.э.). Он упоминал о «птарнике» – возможно, так называя известную нам арнику. В средние века арника использовалась, как средство от ушибов (Галлер), как сердечное и противоэпилептическое лекарство (Гуфеланд), а также для лечения перемежающейся лихорадки.

Венский врач Коллин ценил её наравне с хиной. Пробовали использовать арнику при ревматизме, туберкулезе и раке (Хагер). Некоторые врачи советовали глазные примочки из арники при катаракте. Когда с конца XIX века арника стала входить в состав гигиенических и косметических средств (мазей, кремов, лосьонов), её лечебное действие на время отошло на второй план.

Тем не менее, она вошла в IX Фармакопею СССР и рекомендовалась как успокаивающее, противоспазматическое, кровоостанавливающее средство.

В гомеопатию арника была введена в самом начале XIX века Самуилом Ганеманом. Препарат Арника показан при целом ряде заболеваний. Это патология нервной системы (все недуги, возникшие вследствие физической травмы – головные боли, головокружение, бессонница, парестезии, кровоизлияния в сетчатку глаза).

Это заболевания сердечно-сосудистой системы (гипертония, инфаркт, инсульт, склонность к кровотечениям и образованию синяков из-за «хрупкости сосудов»).

Проблемы в желудочно-кишечном тракте (гастрит, энтероколит, выпадение прямой кишки, геморрой, полипы в кишечнике).

Болезни мочеполовых органов (энурез, недержание мочи у пожилых, почечная колика, аденома простаты). У женщин – нарушение месячных в виде длительных кровотечений, угрожающий выкидыш, преждевременная отслойка плаценты.

Со стороны кожи: мелкие болезненные фурункулы, ожоги, отморожения, пролежни.

В процессе испытаний арники обнаружен тип людей, на которых она особо хорошо действует. Следует заметить, однако, что препарат Арника настолько универсален, что поможет любому человеку в том случае, если его болезненное состояние связано с полученной травмой. Но полечит он лишь это конкретное состояние, не затрагивая других жалоб.

А вот на человека психотипа Арника гомеопатическое лекарство Арника будет влиять очень глубоко – «от настроения до кончиков пальцев».

По-немецки арника звучит как Fallkraut – «трава падения». Какая же она, Арника монтана? Давайте знакомиться ближе.

ЧЕЛОВЕК АРНИКА

В фигуре Арники преобладают «квадратные» формы. Она широкоголова, с крупными скулами. Лоб невысокий, волосы густые, чаще темные. Глаза могут быть маленькими, глубоко посаженными. Нос слегка вздернут. Губы достаточно полные. Лицо легко краснеет (от волнения и при подъеме давления). Подбородок короткий, шея полная.

Плечи широкие, округлые. Грудная клетка хорошо развита. Ноги короткие, толстые (видны расширенные вены), таз широк. Кисть короткопалая, ногти чаще без маникюра.

На теле легко образуются синяки и вдавливания (от нательного крестика, от пуговиц и резинок). Весь внешний вид Арники говорит о её простоте и честности.

Таков же и её почерк.  Он не выдаёт человека, не выпускающего ручку из рук. Буквы выводятся медленно, старательно («как учили»), но слегка коряво. Арника может ставить одно слово далеко от другого,  забывать о знаках препинания (запятых  и кавычках), но точку поставит всегда. Строчки у неё ровные, буквы достаточно крупные, округлые. Заглавные обычно без дополнительных украшений в виде завитков и других «финтифлюшек».

Подпись Арники простая и является отражением её фамилии, которая обычно пишется полностью, без всяких росчерков и прочих «закидонов».

Арника не боится показаться наивной или недалекой. Честность  и простота – её главные достоинства, которые придают уверенность и самоуважение.

Гомеопатические руководства описывают её как «добрую», «рассудительную» и в то же время «наивную». Но компенсированная Арника достаточно прочно стоит на земле.

Этому способствуют такие качества, как: основательность, реализм, консерватизм, надежность, старательность, верность, осторожность, скрытая сила. Она умеет идти на компромисс, стремится к стабильным отношениям.

Но в личной жизни может оставаться по-детски  наивной. Она слаба перед чужой экспансией чувств. Именно таким «положительным женщинам»  почему-то попадаются жестокие мужья. Желая познакомиться, Арника способна ответить на письмо осужденного, проникнуться его проблемами и ждать освобождения. Такая «заочница» встречает незнакомца уже как родного, хлебом-солью. Если тот заболел после тюремных лишений, будет с удовольствием за ним ухаживать. Не станет сразу торопить с устройством на работу, а будет «пахать за двоих».

Её требования к мужчинам минимальны — чтобы не пил и не бил. Арника любит тихие семейные вечера перед телевизором, совместное разгадывание кроссвордов. Всё это оказывает на неё психотерапевтическое воздействие.

Но, к сожалению, идиллия  может скоро закончиться. Муж начнет пить, гулять или опять нарушать закон. Очень часто Арника подвергается побоям, но на супруга заявляет редко, а так и ходит в синяках.

Она мечтает о детях, и по возможности рожает двоих. Своим характером походит на Пульсатиллу (но менее эгоистична), на Кальций Карбоникум (но крепче стоит на ногах).

У декомпенсированной Арники появляются кошмарные сновидения: «её ударила молния», «черные собаки», «мертвецы», «её хоронят заживо». Вот как трактует подобные явления психолог А. Менегетти: «Появление образа молнии обозначает желание субъекта обнаружить правду, истину в определенной ситуации… Если молния ударяет человека, то это символ страха смерти. Означает опасную, неожиданную помеху или внезапное заболевание – инфаркт, инсульт, несчастный случай».

«Черная собака означает женский негативизм по отношению к субъекту».

«Мертвец может быть символом  умерших желаний из-за запретов, табу, невозможности их реализовать».

«Захоронение заживо означает тупиковую ситуацию, над которой человек не властен».

Часто арникальная женщина остается без мужа, с двумя детьми, в которых видит смысл своей жизни. Она очень трудолюбива, поэтому принцессой-белоручкой  (как Белладонну) её назвать сложно. Золушка – тоже не её судьба, потому что принц и богатство после тяжелых испытаний, ей, как правило, не суждены.  Остаются одни «бобы». Ну что же, они, между прочим, питательны и полезны.

Арника трудолюбива, способна совершать длительные усилия, работоспособна. Её усердие и прилежание позволяют считать Арнику аккуратным исполнителем.

Она хорошо работает руками, может делать точные, выверенные движения. Арнику не угнетает работа «на конвейере», особенно если этот труд  связан не с прикручиванием какой-нибудь гайки к каждой новой детали, а с каким-либо «украшательством». К примеру, в изготовлении посуды ей понравится роль художницы. И пусть это будет простенький цветок,  она с радостью и без всякого морального утомления много лет будет рисовать его на каждой чашке.

Арника привязывается к коллективу и не любит никаких изменений (опасается даже положительных). Она ответственна, серьёзна, честна, терпелива, но несколько медлительна и заторможена. Иногда может заснуть на рабочем месте (а в транспорте спит почти всегда).

Способна успешно справляться с профессией продавца, помощника бухгалтера (главбух – это все-таки Арсен), кадровика. Занимается ремеслом (хохлома, плетенка из лозы), фермерством. Часто жизнь складывается так, что Арника вынуждена выполнять тяжелую физическую работу (быть прорабом, а ещё хуже – каменщиком на стройке). В такой ситуации она быстро декомпенсируется. Воздействие холода и сквозняков приведут к хроническому бронхиту, поднятие тяжестей – к опущению внутренних органов, а стоячая работа – к расширению вен на ногах. В этом случае, помимо немедленной смены работы, ей очень поможет гомеопатическая Арника.

БОЛЕЗНИ АРНИКИ

Гомеопат может назначить Арнику любому больному, готовящемуся к операции. В зависимости от типа оперативного вмешательства к прописи может быть добавлена Стафизагрия (операция на глазах и половых органах), Рус (операция на связочном аппарате) и другие.

Арникальный человек может пожаловаться на головные боли (в анамнезе – травма головы), сжимающие боли в сердце (может быть паника из-за сердечного приступа, как у Аконита), проблемы со стороны живота (сухость, горечь во рту, жажда, «тухлые отрыжки», тяжесть в области печени,  вздутие живота, запор).

Пациента (особенно женщину) может беспокоить плохое удерживание мочи (при кашле, смехе, движении). У Арники есть склонность к кровотечениям (обильные месячные, большая кровопотеря в родах).

Пациент жалуется на ощущение разбитости в теле, боли ушибленного характера, легкое образование синяков. У него проблемы с кожей: мелкие гнойнички, петехии. У лежачего больного быстро образуются пролежни. Многие руководства указывают на симметричность арникальных высыпаний.

В семейном анамнезе отмечаются  инфаркты, инсульты. А у самой Арники – травмы, контузии, длительный тяжелый физический труд, неумеренные занятия спортом.

Такому человеку хуже от физических нагрузок, прикосновения и холода. Лучше – в покое,  лежа на низкой подушке.

АРНИКА В ИСТОРИИ 

(Джоаккино Россини)

 Родился в семье музыкантов. Его отец играл в оркестре, мать была певицей.  Детство Джоаккино прошло в дороге – оперная  труппа, в которой состояли родители мальчика,  постоянно переезжала с места на место.  С четырнадцати лет Россини начал заниматься в музыкальном лицее, до этого уже попрактиковавшись аккомпаниатором, дирижером и хормейстером оперной труппы.

Джоаккино хотел освоить теорию композиции, поэтому старался быть прилежным учеником. О своем преподавателе Россини вспоминал так: «Его духовные пьесы кажутся скорее учеными сочинениями, нежели плодами вдохновения. Я ему не нравлюсь, потому что нарушаю правила, а правила для него превыше всего. Я же следую им, пока мне нравится, а иначе – отбрасываю прочь».

Многие биографы сообщает о том, что  маэстро не любил кропотливого труда и был рожден для счастливой жизни. В этом есть большая доля истины. Вот слова самого Джоаккино: «Я считаю, чтобы счастливо жить, не обязательно достичь успеха любой ценой. Мне непонятно, зачем напрягать все свои усилия для достижения цели». А вот еще одна  цитата маэстро: «Я ощущаю в себе нечто такое, что предвещает неясные, но великие дела. Кажется, будто мною движет какая-то сила, которая находится не во мне, а где-то рядом. И сам я не прилагаю никаких усилий, лишь позволяю вести себя и иду».

Своим критикам Россини отвечал: «Почему никому не приходит в голову обвинять в легкости соловья, который поет так прекрасно и не тратит силы на учебу». Через всю жизнь Джоаккино пронес как заповедь: «Старайся избегать каких бы то ни было неприятностей, никогда не переживай из-за того, что  тебя не касается – не тревожь свой покой, этот дар богов». Композитор  не знал внутренних конфликтов, мучительных разладов с самим собой. Может именно поэтому, его музыка словно пронизана солнечной лучезарностью, утешает своим теплом, прогоняя горе и печаль прочь.

Родиной Джоаккино был небольшой городок Пезаро, наверное, поэтому музыканта называли «пезарским лебедем». С этим не соглашается поэт Генрих Гейне. Он говорил, что лебединая песня – это прощание с жизнью, а Россини наоборот, спел свою песню в ранней молодости. После чего около сорока лет ничего нового не написал.

В четырнадцатилетнем возрасте Джоаккино был избран членом Болонской филармонической академии. Столь раннее признание никак не повлияло на веселый, озорной и бесшабашный характер юного музыканта. С шестнадцати лет он стал писать оперы.

Расцвет таланта композитора пришелся на 1812-1816 годы. За один только 1812 год он написал пять опер, за 1813 –  четыре, две из которых  («Танкред» и «Итальянка в Париже») принесли ему европейскую славу. Огромная популярность Россини объяснялась  близостью его музыки к слушателям. Как писал Генрих Гейне: «Бедной порабощенной Италии запрещается говорить, и она может лишь музыкой поведать чувства своего сердца».

В 1815 году Россини сочинил патриотический марш «Гимн независимости». В то время Джоаккино жил в Болонье и свою революционную музыку написал с целью  воодушевления итальянцев на борьбу за освобождение от авст­рийского ига. Молодой композитор понимал, что после этого ему вовсе не безопасно оста­ваться в городе, занятом австрийскими войска­ми. Однако уехать из Болоньи без разрешения австрийского коменданта было невозможно.

Россини пришел к нему за пропуском. На вопрос австрийского генерала: «Кто вы?», – композитор назвал первую попавшуюся фа­милию и при этом добавил: «Я музыкант и композитор, только не та­кой, как этот разбойник Россини, который со­чиняет революционные песни. Я люблю Авст­рию, и написал для вас бравурный военный марш, который вы можете дать разучить вашим военным оркестрам».

Россини отдал генералу ноты с маршем и по­лучил взамен пропуск. Уже на другой же день марш был разучен, и ав­стрийский военный оркестр исполнил его на площади Болоньи. А между тем это была уже известная горожанам революционная песня. Поэтому, когда жители Болоньи услышали знакомый мотив, они пришли в восторг и тут же подхва­тили его. Можно себе представить, как был взбешен австрийский генерал и как он сожалел, что композитор уже за пределами Болоньи.

В том же 1815 году Россини создал кантату «Аврора», которую посвятил победе России над Наполеоном и преподнес ее в дар вдове великого русского полководца Кутузова. Интересно, что  для написания своей музыки композитор использовал мотив русской народной песни  «Ах, на что бы огород городить». Позже эта же мелодия будет звучать в финале «Севильского цирюльника» (первоначально название самой популярной его оперы «Севильский цирюльник» было «Альмавива, или Напрасная предосторожность»).

После премьеры оперы на квартире компо­зитора собрались его друзья, чтобы, как того требовал обычай, отметить ее. В разгар веселья один из приятелей вдруг спросил: «Джоаккино, послушай, почему ты присвоил этой чудной опере имя второстепенного персонажа? Ведь подлинный герой оперы — вездесу­щий  Фигаро! Разве не он является центром ин­триги, на которой построен сюжет? Ведь Альмавива все делает под диктовку Фигаро!». Услышав эти слова,  Россини воскликнул: «Решено, отныне и навсегда эта опера будет назы­ваться… «Севильский цирюльник»! Так выпьем за «цирюльника»!»

Кстати, премьера оперы прошла неудачно. Аристократические знатоки искусства не оценили творения Россини. Его упрекали за многое: за сильное crescendo в увертюрах, за музыкальные повторы, за использование вольного сюжета Бомарше… Джоаккино слегка переделал партитуру, а на само представление не пошел – лег в кровать, сославшись больным.

Однако на этот раз публика была покорена. После окончания представления сотни людей с пылающими факелами отправились к дому Россини, чтобы приветствовать его. Город всю ночь был освещен яркими огнями, а Джоаккино принимал поздравления, не вставая с постели.

Так к Россини пришла большая слава. Сам Джоаккино  относился к своему таланту достаточно скептически. Он превозносил серьезных композиторов – Баха, Бетховена, Паганини. К примеру, однажды послушав «Героическую симфонию» Бетховена, Россини с восторгом воскликнул: «Написав такую музыку, можно согласиться стать глухим, чтобы больше ничего уже не слышать, потому, что  услышать что-либо более прекрасное все равно уже невозможно!»

Одним из самых последовательных и предвзятых критиков маэстро был Карл Мария фон Вебер, который написал не одну статью с замечаниями в адрес Джоаккино. Впрочем, так же яростно, он ругал и «Героическую симфонию» Бетховена. Это давало добродушному Россини повод острить своему оппоненту: «Я так горжусь тем, что он меня ругает. Благодаря этой ругани я оказался в компании с великим Бетховеном!»

А вот музыку Вагнера, Россини не выносил. Как-то раз на один из своих роскошных еженедельных обедов он пригласил несколько музыкальных критиков, которые, напротив, были страстными поклонниками Вагнера. Главным блюдом в меню на этом обеде зна­чился «палтус по-немецки».  Зная великие кули­нарные способности маэстро, гости  с нетерпением ждали этого деликатеса.

Когда пришла очередь «палтуса», слуги подали очень аппетитный соус. Все положили его себе на тарелки и стали ждать основное блюдо… Но загадочный «палтус по-немецки» так и  не был подан. Гости смутились и стали перешептываться: что же делать с соусом? Тогда Россини, забавляясь их замешательством, воскликнул: «Чего вы ждете, господа? Попробуйте соус, поверьте мне, он великолепен! А что касается палтуса, то, увы… Поставщик рыбы забыл его доставить. Но не удивляйтесь!  Разве не то же самое мы наблюдаем в музыке Вагнера? Хорош соус, но он без палтуса! Мелодии-то нет!».

В 1816 году  Россини получил предложение написать серьезную оперу  для королевского театра  на сюжет трагедии Шекспира «Отелло». Росси­ни с радостью согласился – обращение  к творчеству великого английского драматурга было для него заманчи­вой перспективой. Россини первым открыл в оперной литературе непоча­тый край этических, моральных и философских ценнос­тей Шекспира.

Согласно свидетельствам современников, постановка встретила весьма благос­клонный прием публики и на премьере, и на последующих спектаклях. В творчестве Россини «Отелло» занимает особое ме­сто. Эта опера явилась новым этапом в восхождении композитора к правдивой драматической выразительности музыки.  И в то же время, она стала переломным моментом в развитии оперного искусства Джоаккино.

В марте 1822 года в его жизни произошло событие иного рода. На сей раз  это было не пикантное приключение, а серьезно обдуманный поступок – Россини решил жениться. Его избранницей стала очаровательная примадонна театра «Сан-Карло» Изабелла Коль­бран. Их знакомство, начавшееся за семь лет до того с постановки оперы «Елизавета, королева Английская», постепенно переросло в крепкую привязанность и вер­ную дружбу, на основе которой возникла любовь. При всей любви к бродячей артистической жизни Джоаккино уже достиг возраста тридцати лет, когда его могли привлечь прелести размеренной семейной идиллии.

В конце 1822 г. теперь уже вместе с молодой женой Россини спешно направился в Венецию. Театр «Ла Фе­ниче» с нетерпением ждал обещанную к карнавальному сезону новую оперу. Замысел произведения возник у Джоаккино давно. Россини хотел перенести на оперную сцену трагедию Вольтера. Его выбор пал на «Семирамиду».

Прием оперы был восторженным сверх всех ожида­ний. Сразу после увертюры раздалась буря аплодисмен­тов. Правда, первое действие было принято весьма на­сторожено, зато второе уже прерывалось выражениями искреннего одобрения. Овации не смолкали – в  пер­вый вечер композитора вызывали девять раз!

В 1824 году Россини принял предложение занять пост директора парижского Итальянского оперного теа­тра и надолго остался во Франции. Постепенно уяснив запросы и нравы парижан, их вкусы и привычки, Росси­ни решился написать оперу специально для Парижа.

В основе сюжета  лежала старинная баллада. Действие происходило в XIII веке в Турени. Комедия, насыщенная веселыми происшествиями и остроумными, порой пикантными положениями, увлекла композито­ра, работа спорилась, и опера была закончена менее чем за месяц. Премьера, состоявшаяся 20 августа 1828 года, принесла ошеломляющий успех. Парижскую прессу буквально захлестнул шквал хвалебных откликов. Однако целью Рос­сини было создание народно-героической оперы… Мысли композитора уже были заняты «Вильгельмом Теллем».

Герой и народ – вот тема «Вильгельма Телля», еще новая для оперного искусства. Открывалась опера увер­тюрой, которая поражала новизной своего решения. Это была целая симфоническая поэма, естественно и непри­нужденно вводящая слушателя в образный мир буду­щих событий. Она не столько подготавливала к воспри­ятию грядущей драмы, сколько создала эмоциональную атмосферу произведения.

Долгожданная премьера состоялась в августе 1829 года. Париж был потрясен. События оперы были удалены от современности по времени, но тема восстания против угнетателей  очень своевременно перекликалась с настроениями парижан последнего предреволюционного года.

Сам Россини отлично понимал революционную сущность своего произведения. Вскоре оно начало свое шествие по театрам мира, претерпевая при том некоторые преобразования, вызванные цензурой. Так в России оперу назвали «Карл Смелый». Музыка итальянского композитора прижилась в разных странах. Восхищая слушателей красотой и изяществом, потрясая драматической страстностью, правдивым и романтически приподнятым музыкальным языком.

В возрасте тридцати семи лет Россини был самым знаменитым, самым богатым и самым модным оперным композито­ром. Однако неожиданно для всех он прекратил работу для сцены, перестал сочинять оперы. Может быть, он устал от непрекращающейся бесконечной работы и приводя­щих в изнеможение переездов из театра в театр, где ставились его произведения, и пожелал покоя?

С 1855 г. Россини безвыездно жил в Париже и его окрестностях. Здесь он и умер 13 ноября 1868 г. В 1887 г. его прах был перевезен на родину и захоронен в панте­оне церкви Санта-Кроче во Флоренции рядом с прахом Микеланджело и Галилея.

С точки зрения гомеопата, у Джоаккино Россини были черты таких типов, как Аконит, Кальций карбоникум, Пульсатилла и Арника. Именно арникальные черты: жизнелюбие, умение трудиться и отдыхать,  миролюбивый характер позволили ему преодолеть многие недостатки и развить положительные качества. Поэтому музыка композитора, искрящаяся радостью и оптимизмом, уже третий век восхищает благодарных слушателей.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

WordPress шаблоны