Психотипы в гомеопатии

ЗАПАХ СЕРЫ

СУЛЬФУР

 Природная сера – твердое кристаллическое вещество желтого цвета. По своим качествам – это  типичный металлоид. Сера образует множество соединений – с металлами (железом, медью, свинцом, цинком, магнием), кислородом (ангидриды), водородом (сероводород).  Огромную роль играют органические соединения серы (аминокислоты: метионин, цистин, цистеин). Сера входит в состав инсулина, витамина В1, липоидов. Она играет в тканевом  дыхании ту же роль, что и гемоглобин в легочном газообмене.

С древнейших времен сера находила применение в медицине при кожных болезнях, патологии суставов, в качестве слабительного или антидота при отравлении тяжелыми металлами. С середины ХХ века широко  распространились органические препараты серы – сульфаниламиды (сульфадимезин, норсульфазол, фталазол, сульгин, уросульфан и другие).

Гомеопатия немыслима без использования потенцированной серы и ее соединений. Сульфур был испытан Ганеманом. Выяснилось, что препарат более  всего подходит людям с глубоким нарушением обмена веществ. У такого человека сыпь на коже, сильный запах всех выделений, жжение в различных частях тела, которое усиливается от тепла, застой в системе воротной вены. Путем многочисленных наблюдений было обнаружено, что «серные люди» имеют ряд сходных особенностей нервной системы. Это позволяет выделить психотип Сульфур.

ЧЕЛОВЕК СУЛЬФУР

Классический Сульфур – это крепкий, полнокровный, среднего роста человек. У него легко краснеет лицо и уши, а губы постоянно пунцовые, «налитые». Кожа Сульфура  имеет «грязноватый вид». Она местами сухая, местами – лоснящаяся, дурно пахнущая потом. Волосы тусклые, топорщатся, плохо укладываются (к чему Сульфур и не стремится, расчесываясь «пятерней»). Лицо у Сульфура может быть круглым, но обязательно с развитым лбом. Глаза небольшие, но выразительные.  Брови могут быть кустистыми, густыми. Нос крупный,  прямой с расширением на конце, или «римский». Губы полные, подбородок не выражен, шея короткая. На теле может быть обилие волос. Вся фигура «крепко сбита».

Почерк Сульфура выдает человека с высоким самомнением и развитой логикой. У него широкие поля слева, прямые или восходящие кверху строчки. Высокие заглавные буквы, почти нет наклона, связь букв угловатая. Знаки препинания отчетливые, жирные (точки, запятые, восклицательные знаки). Подпись с прибавлением энергичного росчерка, идущего справа – налево. Если у Сульфура преобладает интуиция, расстояние между словами будет значительным, а если логика – почерк будет более «убористым» и более понятным.

Все гомеопатические руководства говорят о двух типах Сульфура. Это философ-теоретик и деловой практик. Внешность их также различна. Один – полнокровный, тучный, с пунцовыми губами. Другой – жилистый, сутулый, с жесткими торчащими волосами. Оба не придают значения реалиям быта и озабочены только своими глобальными мыслями.

Сульфур постоянно генерирует идеи, выстраивает теории. Его проекты могут показаться оторванными от жизни, но сам их автор уверен в осуществлении задуманного. Сулуфура часто посещают мысли о переустройстве мира и счастье всего человечества. В этом помогает его эрудиция  и глубокие познания в самых различных областях.

У Сульфура энциклопедическая память на события, даты, цифры. Он может свободно цитировать отрывки из научных журналов и литературных произведений, воспроизводить сложные формулы.

Когда Сульфур обдумывает и вынашивает идеи, то может казаться обыкновенным бездельником. Такой «ленивец» часами лежит на диване, глядит в потолок и разговаривает сам с собой.

Сульфур уважает творческих, оригинальных людей. Но более других он ценит себя самого. Видит пророческие сны,  в которых  выступает как мессия, может изобрести собственную религию. Занимается саморекламой. Не любит признавать ошибки и часто списывает их на других. В случае психологического дискомфорта способен полностью уйти в свой выдуманный мир, напоминающий страну, где живут герои  Толкиена.

Самым ценным качеством считает умение мыслить. Сульфур обладает развитым  ассоциативным мышлением, что при беседе может далеко увести от первоначальной темы разговора.

Легко провоцирует спор – для этого ему достаточно сказать пару оригинальных фраз и подкрепить их уверенностью в своей правоте. Он не пугается авторитетов и может переспорить любого. В этом Сульфуру  помогает манипулятивная логика с неожиданными контраргументами.

Очень свободолюбив и независим. Никогда не ограничивается рамками условностей и не делает, как все. Живет, как хочет, свободно от обязанностей и обязательств. Не желает сталкиваться с бытовыми помехами, не переносит рутины.

Время Сульфура  принадлежит его мыслительному творчеству. Он строит далекие планы и не любит подводить итоги, так как в этом  случае результат всегда будет меньше ожидаемого. Деятельность Сульфура достаточно беспорядочна и зависит от его настроения и  внешних условий. Легко впадает в апатию с полным безразличием  к делам и окружающим событиям. Не способен собраться с мыслями, довести работу до конца. Испытывает отвращение к любым занятиям, становится ворчливым и ленивым. Обратной стороной медали является торопливость, двигательное  беспокойство, тревожность и бесцельная активность.

У Сульфура  развиты интуиция и логика. Если превалирует первое качество, то перед нами – философ-идеалист. Если второе, то это деловой практик.

Личные отношения складываются у Сульфура нелегко. Он часто бывает бестактным, пренебрегает приличиями,  презрительно отзывается об уме других людей.

Чем ближе дистанция общения, тем бесцеремоннее он себя ведет. Ведь свободу и независимость он признает для себя, а партнеру может выставить ультиматум. Как сделал Альберт Эйнштейн своей супруге, которая вынуждена была расписаться  под правилами поведения. В них особо выделенными были пункты, оговаривающие абсолютный покой мужа во время его размышлений.

Партнер  Сульфура может не иметь право даже на свободу мнений, не говоря уже о действиях. Но здесь следует заметить, что диктаторство Сульфура носит охранительный, а не наступательный  характер. Он оберегает свой покой и, если к нему не лезут, сам нападать обычно не станет.

Такой паритет сохраняется в условиях раздельного проживания семьи Сульфура от родительской. Если, не дай бог, ему суждено жить с тещей, разборок не миновать. Сульфур не признает норм общения. Чем больше его критиковать, тем хуже результат. Единственный способ сохранить мир в доме – это не подвергать сомнению авторитет Сульфура и создавать для него хорошие условия проживания.

Сульфур равнодушен к собственной внешности, не любит мыться, выглядит неопрятно. «Старые тряпки прекрасны», – так пишут о его отношении к вещам все гомеопатические руководства. Внешний вид Сульфура практически не зависит от уровня его заработков.

Занимая высокую должность, он может ходить в потертых штанах, дырявых носках, нечищеной обуви и несвежей рубашке. Хорошо, если в его кармане окажется видавший виды носовой платок, а иначе придется утираться рукавом и протирать очки полой пиджака.

Надо сказать, что в быту Сульфур неприхотлив. Его беспорядок нельзя назвать художественным (как у Фосфора) хотя бы потому, что в нем слишком много грязи и неприятных запахов. На рабочем столе грудой навалены бумаги, то здесь, то там встречаются тарелки с объедками, всюду пепел от сигарет.

Питается  Сульфур всухомятку. Может, читая за едой, не заметить, что съел. Рассказывают, что однажды Эйнштейна угощали в ресторане русской икрой. Но он за разговором не разобрал, что ест, и поэтому на вопрос: «Ну, как икра?» очень удивился.

Сульфур не брезглив, и если в стакан ему упадет муха, выбросит ее, выпив содержимое.  Несмотря на  неприхотливость, плохо переносит чувство голода, становится агрессивным. Он может ужиться только с домохозяйкой, которая с удовольствием  станет убирать за ним, подносить еду и выдавать чистое белье.

О своих положительных эмоциях  Сульфуру говорить сложно. Чувства для него являются чем-то непонятным и непознаваемым. Он никогда открыто не признается в любви. В лучшем случае поставит перед фактом – тогда-то идем регистрироваться. А чаще всего просто переедет жить к возлюбленной без всяких объяснений и обещаний на будущее.

Сульфур очень тяжело переживает ситуацию кризиса отношений. Он становится вспыльчивым, несдержанным, жестоким и вздорным. Такой человек не способен длительно находиться в подавленном состоянии и для выхода из тупика провоцирует скандал. В ситуации развода, неудовлетворенный Сульфур может сосредоточить свои силы на борьбе с бывшими родственниками. Вся его богатая фантазия, вкупе с  тщательно собранными обвинительными  фактами, используется для ведения массированных  «военных действий». Интересно, что в случае победы, а она почти всегда на стороне Сульфура, за кратковременным удовлетворением он испытывает  полное опустошение.

Ситуация выглядит иначе, когда Сульфур попадает в обстановку искренней доброжелательности.  Ощущение уюта и душевного тепла заставляет  его чувствовать себя счастливым. А если еще при этом окружающие восторгаются  его идеями и не требуют участия в хозяйственных делах, Сульфур расцветает, становится обаятельным и даже начинает ежедневно мыться. Но происходит такая метаморфоза в первые месяцы нового знакомства и свежести чувств. Когда эмоции становятся привычными, все возвращается на круги своя.

Поговорим о женщине Сульфур. Философ, в старых грязных тряпках, равнодушная к быту  и мужчинам? Вовсе нет – Сульфур женского рода отличается от представителей противоположного пола своей большей социализацией.

Она лучше усваивает нормы общественного поведения. Старается быть приветливой и по возможности не выражать нелестное мнение о других. Сульфурная женщина умна и не скрывает этого. Она много читает, посещает выставки и вернисажи.

Ей подходит тот род деятельности, при котором не нужно сидеть на службе «от звонка до звонка» и много общаться с коллегами. Например, работа консультанта, эксперта, преподавателя. Абсолютно противопоказаны  материальная ответственность, жестокая дисциплина  работа в женском коллективе.  Она не упустит случай поиронизировать над некомпетентностью босса  и съязвить, что его протеже защитила диссертацию «через постель».

Сама Сульфур ни в коей мере не является ханжой и спокойно относится к свободному сексу.  Но использовать «фактор постели» для продвижения по службе не станет, ведь  у нее «хватит мозгов». Да, собственно говоря, ей никто этого и не предлагает. Боятся интеллекта.

Женщина Сульфур не понимает милой дамской болтовни о нарядах, косметике и мужчинах.  Она формирует свой гардероб по целевому признаку. Именно формирует, а не с наслаждением подбирает. Ведь для нее это необходимость, а не источник приятных эмоций. У Сульфурички есть одежда для прогулок, для дачи и для работы. Она может предпочитать различные оттенки желтого цвета, коричневую гамму цветов, очень редко – красную. Любит спортивную одежду, на крайний случай – просто брючный костюм. Косметикой практически не пользуется. Стрижется коротко. Волосы не красит, даже когда начинает седеть.

С детьми общается по-дружески. Не стремится иметь больше одного ребенка. С детства старается научить свое чадо думать и любить природу.  Не склонна сюсюкать – если ребенок ревет из-за того, что  его обидели, научит давать сдачи. За плохие оценки не ругает и на выбор пути после школы давления не оказывает. Единственное, чего ей не хотелось бы, это стать молодой бабушкой. Потому что нянчание внуков – совсем не ее стезя.

Такой женщине может подойти хозяйственный, домовитый мужчина, который создает ей условия для высокоинтеллектуальной работы. Если нужно – приготовит обед, постирает, вымоет пол. А нужно это всегда.

Такого мужчину  Сульфур привлекает интеллектом и интуитивным взглядом на мир. А он устраивает ее добродушием, сердечностью, приземленностью. Последнее качество вначале отталкивает, но жизнь все расставляет на места,  Сульфуричка понимает, что для спокойного существования ей нужен именно этот, земной мужчина.

Как сказал Д.Карнеги: «Ни одна женщина, глубоко и страстно любившая мужчину, не была, увы, хорошей домохозяйкой». Вторая часть этого выражения – точно Сульфур. Ну а первая… Попробуйте завести роман с сульфурной женщиной, и все поймете.

В трудовой деятельности Сульфуру ближе освоение стратегических высот, а не скрупулезная  проработка деталей.  Мышление его глобально, но не концентрировано. К доведению дела до конца его может подвинуть  либо очень сильный интерес, либо жестокая необходимость.

Самый большой враг Сульфура – тот, кто пытается принизить его глобализм рутинной работой. И такие всегда находятся —  ведь «на работе» надо не только мыслить, но и работать. Сульфуру очень трудно не нарушать сроки исполнения заказа, не опаздывать, соблюдать нормы поведения, придерживаться  необходимого стиля одежды.

Всевозможные  инструкции и директивы он без прочтения отправляет в корзину для мусора. Ведь график – это насилие над творчеством! Он не любит посещать собрания, но если уже посетит, то обязательно выступит, не  взирая на лица.

Любит ездить в командировки, так как это сулит новые впечатления  и может послужить толчком к развитию новых идей. Но из-за своей рассеянности, способен опоздать на поезд, забыть дома паспорт, потерять деньги.

На службе Сульфура побаиваются за его способность точно оценивать  интеллектуальный уровень окружающих и за склонность говорить об этом открыто и просто: «ослы», «болваны».

Сульфур не станет выполнять задачу, смысл которой ему непонятен. А ему может быть непонятно только то, что не имеет логики. Умение мыслить, по мнению Сульфура, самое ценное качество. Он  может придать самой невероятной идее вид логически стройной теории. Считает, что его проекты должны приниматься без доработок.  Ведь рутина – это бесполезная трата  сил.

Распределять работу во времени Сульфур не склонен – это его слишком стесняет. Строит далеко идущие планы, но может упустить тактические задачи.

Любит учить, как  надо делать, но сам принимает участие лишь как идеолог и инициатор.  Не переносит прорабатывание деталей и всегда действует только по своей личной методике. Не удивительно, что ему довольно часто приходится менять место работы, причем не всегда по своему желанию.

Любит демонстрировать свою экономность и практичность. У компенсированного Сульфура появляется желание зарабатывать, стремление сохранить свою должность или пойти выше. В таком случае  он может стать щедрым и получать от своей «широты» удовлетворение.

Оптимальная деятельность для Сульфура – та,  в которой он независим и самостоятелен. Это теоретик-стратег, разработки которого  влекут за собой коренные перемены в науке и технике.

В случае преобладания интуиции, Сульфур может стать изобретателем-рационализатором, имеющим множество патентов или предприимчивым бизнесменом. В случае преобладания логики, Сульфура привлекают теоретические построения, мало связанные с реальностью (философия,  религия и др.).

 БОЛЕЗНИ СУЛЬФУРА

 К гомеопату приходит декомпенсированный Сульфур.  Он может быть быстрым, активным, но при этом кажется взбудораженным и тревожным.

Эта тревога не дает заснуть вечером, ведет к беспокойству, что проявляется в непроизвольных движениях, верчении в руках предметов, торопливой еде, вздрагивании от неожиданных звуков. Сульфур порывист, импульсивен, горяч и всем этим очень похож  на Нукс вомику. Различать их можно по внешним данным (у Сульфура кожа выглядит грязной, а губы ярко красные) и по тому факту, что Нукс вомика – это волевой логик, а Сульфур логик интуитивный.

Декомпенсированный Сульфур становится вспыльчивым, вздорным, придирчивым критиканом. Он упрям, сварлив, избегает людей, обижается и впадает в депрессию. В этом состоянии Сульфур может чувствовать себя несчастным  и желать умереть. Однако, суициды  для него не характерны. Он плачет, от утешения рыдания только усиливаются. Или же пребывает в глубокой апатии, когда становится абсолютно безразличен весь окружающий мир. Сульфур полностью погружается в себя, не отвечает на вопросы, может лишь молиться о спасении своей души.

Видит сны о приближающейся смерти, или что он раздавлен, его укусила собака, за ним гонятся  враги, его тело приобретает черную окраску и истончается.

Прием гомеопатического препарата  Сульфур  оказывает на такого больного достаточно быстрое положительное действие. Лечение гармонизирует пациента и позволяет ему взять от своей конституции самое лучшее.

СУЛЬФУР  В  ИСТОРИИ

(Эдуард Багрицкий)

Легенды о Багрицком стали складываться еще при его жизни, а после смерти создался образ поэта-мечтателя, врага мещанства, певца свободы и любителя природы. Как писал Н.Дементьев: «романтики старой мечтатель и бард». А литературовед Н.Харджиев имел несколько иное мнение: «Живой Эдуард чрезвычайно мало похож на канонизированное чучело. Он был ленив, лжив и притом самый неверный друг в мире. Но юмор и нежная любовь к стихам заставляли прощать ему многое».

Детство Багрицкий (урожденный Дзюбин) провел на берегу Черного моря, в Одессе. Эдуард рос красивым  кудрявым ребенком. Не стремился играть с другими детьми, а тихо сидел, вырезая фигурки из бумаги. У него было много замечательных игрушек, но Эдик любил  играть с теми, которые делал сам. Так уже в раннем  возрасте проявлялась его склонность к творчеству.

Багрицкий рано научился читать. Запоем проглатывал  фантастику, приключения и историческую литературу. Очень  интересовался поэзией. Не представлял себе, кем хочет стать, но точно знал, что ни врачом, ни адвокатом не будет. Родители уже были согласны и на инженера, но Эдуард оказался абсолютно не способен к точным наукам.

В первых классах он учился на отлично, но уже с десяти лет связался с плохой компанией, забросил уроки и целыми днями пропадал на улице.  Похождения юного Багрицкого приводили к семейным сценам, в которых сын нередко одерживал верх над отцом. В школу Эдуард ходить не любил, но, тем не менее, по двум предметам – словесности и истории – был  лучшим учеником. И все же, после двукратного оставления на второй год, будущий поэт был отчислен из седьмого класса реального училища.

В молодости Багрицкий был физически хорошо развит и в драках часто одерживал верх. Но физической работой заниматься не любил и считался в этом отношении ленивым. Вместе с тем, Эдуард был способен к длительным нагрузкам – ходьбе и гребле. В юности был очень подвижным. Хотел испытать  жизнь на всех изломах – много выпивал, употреблял кокаин и гашиш, пускался в рискованные плаванья по бурному морю.

После тяжелого бронхита, с четырнадцатилетнего возраста у Багрицкого стали возникать приступы удушья. Позже ему был выставлен диагноз бронхиальной астмы. Эдуард был очень склонен к простудам и несколько раз перенес воспаление легких. В двадцатилетнем возрасте во время аварии яхты получил сильный удар. Следствием этого стал привычный вывих левого плечевого сустава, который затем повторялся от самых незначительных причин – даже смеха и чиханья.

С пятнадцати лет Багрицкий начал  писать свои первые стихи. С удовольствием их декламировал. В поэзии был очень эрудирован, но далек от академизма. Входил в литературно-богемное объединение «Зеленая лампа», которое вело борьбу с классикой и даже подвергло критике самого Бунина, гостившего в этот период в Одессе.

Одно время Багрицкий служил редактором в Черноморском телеграфном агентстве. Во время революционных выступлений громил полицейские участки, потом поступил на службу в милицию. Революцию воспринял романтически – с воодушевлением ездил вылавливать бандитов по одесским притонам. В ноябре семнадцатого года внезапно уехал в Персию в составе миссии от «Союза помощи». Пробыл там три месяц и вернулся.

В то время в Одессе были белые. Около года Багрицкий нигде не служил, ничем, кроме  литературы, не занимался. После прихода красных поехал в качестве агитатора при агитпоезде. Находился в партизанском отряде до лета девятнадцатого года. Позже отразил свои впечатления в «Думе про Опанаса».

После возращения целиком погрузился в литературную деятельность. В Одессе сложилась богемная компания из литераторов – Олеши, Катаева, Шишовой, Фиолетова. Багрицкий работал в Юг РОСТА и вел бесшабашно-кочевой образ жизни.  Источником существования был академический паек. Жили в совершенной нищете и в самых невероятных помещениях – антресолях и подвалах.

Багрицкий легко завязывал отношения с женщинами и также легко расставался. Делал это без сожалений и всегда старался, чтобы разрыв происходил без последних объяснений. Для этого внезапно уезжал.

Любил бравировать своим цинизмом. На одной из вечеринок заключил пари, что сможет во время любовного акта при всех присутствующих  читать вслух стихи Пушкина, и при этом голос у него не дрогнет. Пари Эдуард выиграл.

Помимо «приличных женщин» посещал и публичных. Но создается впечатление, что  делал это не всегда из физиологического стремления, а чаще из желания преувеличить и приукрасить  свои мужские способности.

В 1920 году он познакомился со своей будущей женой – Лидией Суок. Молодых объединяло беззаботное отношение к быту. Сестра жены Багрицкого была замужем за Олешей. Некоторое время две эти семьи жили в одной комнате. Обстановки не было никакой – поломанный стол, пара стульев, охапка сена на полу. Сперва жена Багрицкого ходила на службу, но, видя, что никто больше этого делать не желает, также бросила работу.

Жили за счет академических пайков и продажи вещей, доставшихся от родителей. Багрицкий носил  маркизетовую кофту своей матери, два ботинка на правую ногу различного фасона и размера, которые дала ему какая-то кухарка.  В гости к ним часто приходил Катаев и оставался ночевать посреди комнаты на полу.

Позже Багрицкие переехали под Одессу. Эдуард работал в культотделе – выступал как поэт-импровизатор, разъезжая по красноармейским частям. Ходил в казенной рубашке с большим штампом на груди. Жили в проходной комнате. Жена Лида носила на рынок стекла от огромного казенного шкафа и обменивала их на продукты.

Однажды произошел такой случай. Багрицкий засиделся в пьяной компании и был в невменяемом состоянии увезен приятелями в Николаев. По приезду послали жене телеграмму о вынужденной командировке. На новом месте Эдуард задержался на несколько месяцев.

Он увлекся молодой девушкой и переехал к ней. Матери подруги для успокоения принес справку из газеты «Красный Николаев» о том, что они с её дочерью являются мужем и женой. Иногда Эдуард писал настоящей супруге письма, пару раз посылал деньги. В один прекрасный момент захотел увидеть жену и сына и без всякого предупреждения уехал в Одессу. Через много лет он встретился с бывшей любовницей в Москве.  И потом рассказывал жене Лиде о разочаровании тем, как она постарела.

Этот эпизод жизни очень характерен для понимания истинного отношения Багрицкого к женщинам. Его романтические увлечения были поверхностными, и когда настроение менялось, он без сожаления бросал своих спутниц. К жене у Эдуарда была прочная привязанность, в которой большую роль играла его бытовая неприспособленность.  Сына Багрицкий любил, но в раннем детстве им совсем не занимался.

Семья жила в самых невероятных условиях. В одном жилище протекала крыша, и во время дождя Багрицкие вместе с малышом стояли в дверном проеме, чтобы их не затопило совсем. Такой образ жизни велся даже не по причине крайней нужды – ведь родители молодоженов были достаточно обеспеченными. Происходило все от равнодушия  к быту, нежелания вести домашнее хозяйство и регулярно ходить на службу. Багрицкий иногда даже бравировал своим отрицательным отношением к комфорту, говоря: «Если мне купят письменный стол, то я больше не напишу ни одной строчки».

Так же негативно относился он и к любым проявлениям порядка. Время проводил по настроению. Днем имел обыкновение периодически дремать, а ночью часто просыпался – читал или писал стихи. Легко и охотно переключался с одного занятия на другое. Полный хаос царил и в его делах. Никогда не хранил рукописей, терял документы. Когда проводилась паспортизация, то не оказалось бумаг, удостоверяющих его личность. Военный билет был утрачен, а свидетельство о рождении своего сына Багрицкий оформил только, когда мальчика готовили в школу. О себе поэт говорил: «Ненавижу бумажки и бумагомарак».

Возможно, такое отношение к удостоверениям личности объяснялось подсознательным желанием иметь другую, более романтичную биографию. Багрицкий был большим фантазером и выдумывал о себе всякие небылицы. Например, во время переписи населения, на вопрос о профессии поведал, что работает канатоходцем в цирке.  А в графе национальность записал своего сына чехом.

Поэт романтизировал военную службу, любил ходить в форме и отдавать честь. Но по-настоящему служить был неспособен, так как органически не выносил никаких приказов. Имел страсть к оружию и часто устраивал стрельбу из мелкокалиберной винтовки вдоль коридора, а то и прямо из окна. В это время, вероятно, воображал себя лихим комбригом.

Недостаток романтики в жизни восполнял увлечением книгами. Читал много и быстро. Особенно любил историческую и приключенческую литературу. Марксистской  философией не увлекался, газеты просматривал редко.

В своей ранней поэзии выступал как декадент. Сочинял сложные по форме стихи о рыцарях и Летучем Голландце. Соотнести реальную действительность с мечтами оказалось сложно. Но позже Багрицкий напишет «Думу про Опанаса», «Разговор с комсомольцем», «Смерть пионерки», в которых расскажет о реальных людях и событиях самым простым языком.

В середине 20-х годов Багрицкие переезжают в Москву. Материальное положение улучшается, появляется стремление к устойчивой, налаженной жизни. Эдуард много работает в жанре реализма.

После тридцати пяти лет его бронхиальная астма перешла в тяжелую форму. Стало трудно передвигаться. Приступы удушья возникали от любого волнения и даже незначительных физических усилий.

Эдуард Багрицкий умер в тридцать девять лет от пневмонии. Его друг Юрий Олеша вспоминал: «Когда умер Багрицкий, его тело сопровождал эскадрон молодых кавалеристов. Так закончилась биография  замечательного поэта нашей страны, начавшаяся на задворках жизни, у подножья трактиров на Ремесленной улице в Одессе, и в конце осененная красными знаменами революции и фигурами всадников – таких же бойцов, каким был и сам поэт».

С точки зрения гомеопата, Багрицкому соответствует тип Сульфур. Сульфурная  симптоматика  преобладала  в его болезнях и чертах характера. Яркий пример – это свидетельство его жены: «Полное равнодушие отмечалось в отношении своей внешности. Одевался очень неряшливо и небрежно, ходил целый день в какой-нибудь ситцевой кофте. Брюки были всегда расстегнуты из-за того, что ему было душно. Очень неохотно брился и никогда не ходил в парикмахерскую. Умываться не любил. За несколько лет купался всего два раза, хотя в квартире была ванная с горячей водой. Чувствовал себя очень несчастным, когда приходилось принимать ванну. Для непривыкших к нему людей выглядел странно: всклоченная голова, растерзанный вид, голые ноги. Под носом всегда висела капля. Знакомые обычно говорили ему: «Эдя, вытри каплю».

В этой цитате сконцентрирована физическая  характеристика Сульфура. Желание прохлады (голые ноги), стремление носить старьё, непереносимость мытья, постоянные выделения через естественные отверстия (нос).

А глубинная сульфурная суть позволила Эдуарду Багрицкому быть романтическим реалистом в молодости и остаться реалистическим романтиком до конца его дней.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

WordPress шаблоны