Психотипы в гомеопатии

СОН-ТРАВА

ПУЛЬСАТИЛЛА

 Лекарство Пульсатилла  приготавливается из растения семейства лютиковых. Растет оно по сосновым лесам и песчаным холмам у нас  и в странах Европы. Корневище у пульсатиллы мощное, а стебель нежный пушистый, легко поникающий. Цветки бледно-лиловые колокольчики. Весной пульсатиллу продают маленькими букетиками, называя ее сон-трава.

Растение содержит гликозид ранункулин. Как лечебное средство применялось с древности. Диоскорид упоминает его,  как средство от воспаления глаз и головной боли. Доктор Штерн применял Пульсатиллу при экземах, гнилостных ранах, параличах. Известный офтальмолог XIX века Грефе – при глаукоме, катаракте и для лечения бельма. В конце XX века возобновился интерес к прострелу луговому (это ботаническое название пульсатиллы). Было отмечен его хороший гипотензивный эффект у больных с I и II стадиями гипертонической болезни, успокаивающее и снотворное действие.

В гомеопатию Пульсатиллу ввел Ганеман, впоследствии характеристика была дополнена К.Герингом. Отмечено ее сходство с Силицея, Калькарея сульфурика и Калиум бихромикум. Вероятно, это связано с наличием в растении соединений кальция, калия, серы, а также кремнезема.

Пульсатилла влияет на деятельность гипофиза, который руководит работой половых органов. Она помогает при многих женских заболеваний (нарушении месячных, мастопатиях, патологии беременности и родов, бесплодии), проблемах лор-органов (гнойных отитах, мастоидитах), болезнях почек (пиелонефритах, полипах мочевого пузыря), глазных болезнях (гнойных конъюктивитах). Испытания позволили выделить тип лиц, особо чувствительных к препарату. У них отмечаются сходные особенности нервной системы, что позволяет выделить психотип Пульсатилла.

ЧЕЛОВЕК ПУЛЬСАТИЛЛА

Пульсатилла  ниже среднего роста, с «гитарной» фигурой (это означает, что присутствует талия, но выдаются грудь и бедра). У него бледная, как бы прозрачная кожа. На щеках легкий румянец. Лицо овальное, с небольшим, но красивым лбом, на котором не заметно морщин даже после сорока лет.

Глаза Пульсатиллы большие. Они не выражают ни лукавства, ни умственного превосходства, ни кипучей энергии. А только – обворожительную, пленительную нежность. Они говорят о любви и притягивают ее.

Нос Пульсатиллы  кокетливо вздернут, ноздри хорошо очерчены. Губы пухлые, желобок от носа к губам выражен отчетливо. Подбородок округлый, иногда с маленькой ямочкой.  Такие же ямочки появляются на щеках, когда Пульсатилла улыбается. У нее лицо куколки,  счастливой и любимой.

Почерк  Пульсатиллы можно охарактеризовать одним словом  — «школьный». Буквы крупные, каллиграфические, с небольшими завитками, они связаны между собой, слегка наклонены. Поля небольшие, строчки прямые. Если Пульсатилла  хочет внести исправления, то она зачеркнет слово одной чертой, а не станет заштриховывать или вымарывать – ей нечего скрывать. Почерк разборчивый, со средним нажимом, знаков пунктуации немного. Предложения краткие. Подпись простая и изящная.

В целом, почерк Пульсатиллы выдает человека, любящего мелкие житейские радости, прилежного, иногда наивного, нуждающегося в поддержке. Именно «школьностью» почерка, Пульсатилла и создает себе опору – «как учили, так и пишем».

Пульсатилла любит получать удовольствие сама и с радостью дарит его другим. Ценит жизнь и умеет ею наслаждаться.

Обладает свойством хорошо запоминать однажды пережитые ощущения. Какой-либо цвет, запах, звук может воскресить в ее памяти давние события и чувства. Для Пульсатиллы очень важно ощущение комфорта, хорошего самочувствия и настроения. Если что-то из них отсутствует, это вызывает у нее серьезное беспокойство.

Она ориентируется на простые человеческие ценности: хорошие отношения, благополучие, домашний уют. Умеет замечать дискомфорт, испытываемый другими людьми (сразу увидит, что кому-то жарко, душно, тесно, холодно или больно).

Сострадает чужому недомоганию, поэтому может связать свою жизнь с медициной (участковый врач-педиатр). Но следует иметь в виду, что своё сочувствие она дарит окружающим лишь тогда, когда сама полностью здорова. В случае плохого самочувствия, Пульсатилла полностью погружена в свои ощущения, сразу же берет больничный лист и начинает интенсивно лечиться. Жалуется всем родственникам и знакомым, очень нуждается в поддержке и утешении. Формальное сочувствие и дежурные фразы ее только раздражают.

Пульсатилла не любит физических нагрузок, поэтому не склонна делать зарядку, а тем более заниматься спортом. Природа наделяет ее красивой женственной фигурой, которую нет необходимости поддерживать. Лишь с возрастом может появиться полнота, которая ничуть ее не портит.

Пульсатилла любит отдых на природе в приятном обществе (и обязательно вкусной едой). Тонко чувствует красоту пейзажа, любит наблюдать за сменой времен года, гуляя на свежем воздухе. Но туризм, связанный с физическим напряжением, риском и неизведанными маршрутами – занятие не для нее.

Пульсатилла очень серьёзно относится к вопросам питания. Она часто «перекусывает», любит сыр, сладости, мороженое, плохо переносит жирную пищу. Готовя еду, вкладывает в нее душу, представляя какое удовольствие это доставит близким людям.

Любит принимать гостей, устраивая для них настоящий праздник: уютная обстановка, красивая сервировка стола, вкуснейшие блюда, приятная музыка.

Пульсатилла неравнодушна к красивой посуде, постельному белью, всевозможным подушечкам и салфеткам. В связи с этим, интерьер ее дома бывает перегружен различными милыми, но не очень полезными вещицами.

Пульсатилла хорошо чувствует гармонию цвета, формы, запаха. Она может стать опытным парфюмером, дизайнером, парикмахером–визажистом или кутюрье. Никогда  не наденет то, что ей не идет, уверенно пользуется успехом у противоположного пола.

Пульсатилла производит двойственное впечатление. Она общительна, легко вызывает других на откровенность, может быть душой маленькой компании. Но при этом внутренне скрытна и «себе на уме», старается не сболтнуть что-то лишнее о близких, чтобы не вызвать лишних пересудов.

Таким образом, она все же  интроверт, т.е. личность, обращенная на саму себя. Как и у  других интровертов, правая половина ее лица более подвижна, чем левая, но мимика не очень выразительная (поэтому и морщинок немного). В малознакомом обществе Пульсатилла больше наблюдает, чем действует. Она миролюбива, излучает тепло и радушие, умеет искренне подстраиваться под собеседника, пропустить через себя эмоции его настроения. Дружелюбно разряжает обстановку, останавливает ссору.

Вообще, это мастер «челночной дипломатии» (и хорошая сваха). Сама не любит конфликтовать и наживать врагов. Старается не хвастаться, чтобы не приобрести завистников.

Пульсатилла обычно расходует время на сиюминутные дела, она не способна к стратегическому планированию, живет по принципу «день прошел – и хорошо». В будущее может смотреть с оптимизмом (в случае благополучия в настоящем) или же с опасением.

Волнуется за судьбу своих детей, боится быстро состариться. Не способна предвидеть развитие ситуации во времени. Например, может потратить его на напрасные ожидания, упустив при этом благоприятные возможности. Склонна обращаться к гадалкам или сама «раскладывает пасьянс». Внушаема астрологическими прогнозами.

Пульсатиллу трудно назвать пунктуальной – она постоянно опаздывает. Для нее обременительно соблюдать жесткий график: время отдыха определяется самочувствием, время окончания работы – исчезновением рабочего настроения. Она может зайти в гости «на минутку», а уйти поздно вечером. Но если время проведено в приятном обществе, Пульсатилла об этом не пожалеет.

Пульсатилла производит впечатление  мягкой, расслабленной и эмоциональной. Ей сложно и неприятно применять методы волевого воздействия, чаще она просит или убеждает. Старается избегать условий жесткой конкуренции, придерживается принципа «со своим уставом в чужой монастырь не ходят».

Попав в обстановку дружелюбных отношений, старается ничем не нарушить сложившуюся гармонию, а наоборот – внести свою лепту. Очень чувствительна к вниманию и подаркам – может расстроиться и от умиления заплакать.

В понимании многих мужчин эти качества присущи истинной женщине. Не удивительно, что Пульсатилла всегда имеет поклонников. Она, как никто, может проникнуться интересами другого: с филателистом собирает марки, с любителем музыки ходит на концерты, с болельщиком – на футбол.

Но призвание Пульсатиллы – хранительница очага. На прогулке с семейством она напоминает курочку с цыплятами. В мужчинах Пульсатилла ценит интеллект, внешность и положение в обществе. Завоевать её расположение не очень сложно.

Пульсатилла – земная женщина, мечтающая о создании семьи. В юности ей сложно сделать выбор из нескольких претендентов (ведь она не умеет прогнозировать). Поэтому Пульсатилла колеблется, тянет с окончательным выбором, мечтая об идеальном супруге («Вот если бы нос от Ивана Ивановича приставить Александру Александровичу, а должность Сан Саныча – Петру Петровичу»). Это происходит до тех пор, пока самый настойчивый из женихов не убедит Пульсатиллу сделать «правильный выбор». «А как же любовь», – спросите вы? В понимании хранительницы очага – это забота и хорошее отношение.

В том, что касается поиска возможностей, Пульсатилла постоянно нуждается в наставнике. Она может занижать собственные способности, жалеть об отсутствии влиятельных связей.

В сложных ситуациях ищет поддержку в религии. Вера её утилитарна – Пульсатилла соблюдает ритуалы, чтобы получить помощь свыше. Она верит в приметы, знает несколько молитв, но чтение Библии её утомляет из-за сложного и неясного текста.

Особо внушаема Пульсатилла по отношению к собственным детям, в которых вкладывает всю душу. Она сильно зависит от участкового врача, и учительницы своего ребенка. Старается поддерживать с ними хорошие отношения, дарит подарки.

Пульсатиллу можно убедить достоверными фактами и логическими аргументами. Только в этом случае она на короткое время успокоится.

Белокожая, голубоглазая, кудрявая блондинка с «гитарной фигурой» и мягким нравом. Это ли не воплощение мужской мечты об идеальной женщине?

Пульсатиллу сравнивают с нежным цветком, который греется от Солнца, но питается от Земли, гнется под ветром, но не ломается, радуя собой всех окружающих. Родные ласково называют её «кошечка», «рыбка» и другими уменьшительными именами.

Естественное состояние Пульсатиллы – расслабленность. Необходимость выходить из него и переключаться на работу напрягает. Часто жалуется на перегрузки  и недостаток времени, создавая проблему из обычных заурядных  дел.

В итоге она «больше всех трудится и жизнь у нее тяжелее, чем у других». Любую, даже любимую работу, Пульсатилла рассматривает как обременительную необходимость. Долго «раскачивается», откладывает «на потом». Хотя в творческом порыве может все сделать на одном дыхании.

Не любит, когда контролируют или критикуют ее деятельность, не переносит сложных инструкций. Пульсатилле нравится, если к ней обращаются за помощью в сфере ее компетенции. Тогда она с большим удовольствием,  просто и понятно инструктирует.

Пульсатилла стремится выбрать гуманитарную профессию, которая подразумевает гибкий график. На службе старается следовать армейскому принципу: «Подальше от начальства, поближе к кухне». Любит поговорить о хороших доходах, но зарабатывать деньги ей трудно. Даже будучи неплохим специалистом, может согласиться на невыгодные условия, работать в них много лет, всем жаловаться на жизнь, не пытаясь что-либо изменить. В этом случае ее душа отдыхает на каком-нибудь приятном хобби.

БОЛЕЗНИ ПУЛЬСАТИЛЛЫ

Гомеопатические руководства сообщают о характере Пульсатиллы следующее: «Желание нравиться, радовать, доставлять удовольствие», «Желание получать сочувствие, любовь, помощь, утешение», «Мягкость, уступчивость, покладистость», «Потребность в одобрении, поощрении, руководстве со стороны». Эти качества относятся, в первую очередь к компенсированной Пульсатилле.

На прием к гомеопату приходит декомпенсированная личность. У нее обостряются страхи: одиночества, толпы, тесных помещений, сумасшествия, темноты, грабителей. Пульсатилла страдает ночными кошмарами: ее преследуют черные  звери (кошки, собаки), разбойники или насильники. Больная просыпается с ощущением жара и сердцебиениями и в течение всего дня пребывает в мрачном, плаксивом настроении.

Пульсатилла плохо переносит духоту и жару. Многие ее заболевания возникают после промокания ног и в критические периоды жизни женщины (беременность, послеродовый период, климакс).

Пациентка предъявляет жалобы на головные боли (лучше от холодной повязки), жидкий стул (после жирной пищи), обострение цистита, нарушение месячных, расширение вен на ногах, частые насморки и боль в ушах. Все патологические выделения Пульсатиллы обычно желтоватого цвета, не раздражающего характера. А болезненные симптомы отличаются чрезвычайной изменчивостью (по локализации и характеру ощущений).

Лечение препаратом Пульсатилла помогает женщине соответствующего типа не только справиться со своими физическими недугами, но и частично  изменить свой характер. Например, научиться принимать самостоятельные решение и не бояться брать за них ответственность.

ПУЛЬСАТИЛЛА  В  ИСТОРИИ

(Роберт Шуман)

На формирование характера Роберта Шумана большое влияние оказала родительская семья. Его отец с детства писал стихи и мечтал стать писателем. Он занимался переводами английской поэзии и выпустил несколько своих книг, а на вырученные деньги открыл собственный книжный магазин.

В характере старшего Шумана романтизм причудливо сочетался с практицизмом, а впечатлительность – с целеустремленностью. Здоровье отца Шумана было подорвано еще в молодости тяжелой формой дизентерии, и впоследствии он постоянно страдал от болей в животе.

Мать Роберта Шумана, родственница известного музыканта, сама неплохо музицировала. Она была очень впечатлительной женщиной, вынужденной из-за болезни мужа нести весь груз семейных забот.

Роберт Шуман родился в 1810 году. В раннем детстве на два года был разлучен с семьей и воспитывался кормилицей, которую называл своей второй мамой. Возвращение в родительский дом  было омрачено  для него горечью расставания с няней. Но вскоре утрата забылась, ведь мать создала для меленького Роберта атмосферу обожания и восхищения.

Шуман рано научился читать и музицировать, рос впечатлительным и влюбчивым. Когда Роберту было четырнадцать, семью постигло первое горе. Это было самоубийство его сестры Эмилии. Девушка длительное время страдала каким-то кожным заболеванием и в состоянии отчаяния выбросилась из окна. Роберт был потрясён и в ярости проклинал свою судьбу.

Через год его ждал новый удар – смерть отца. Из весёлого открытого подростка  Шуман превратился в мрачного мечтателя, доверяющего свои чувства только бумаге. Юношеский дневник Роберта говорит  о его самокопании и самобичевании. Детский страх покинутости трансформировался в боязнь быть отвергнутым возлюбленной.

Первая любовь Шумана была старше его на восемь лет, кроме этого оказалась замужем. По иронии судьбы, её муж стал впоследствии лечащим психиатром Шумана. Свою ревность  Роберт изливал на страницах дневника, но внешне старался сохранять самообладание.

В восемнадцатилетнем возрасте Шуман уехал в Лейпциг учиться в университете. Это был период душевного разлада, окрашенный платоническим чувством к замужней даме, в которой слились идеализированные образы матери и старшей сестры. Роберт искал спасение на дне бокала, а бессонными ночами музицировал и писал стихи.

Занятия юриспруденцией в университете продвигались слабо, Шумана больше интересовало искусство. Тоскуя по матери и родному дому, Роберт напивался и не один раз был на грани самоубийства. Примечательно, что в это период Шуман испытывал слуховые галлюцинации, которые подробно описывал в своем дневнике.

Поворотным событием в жизни Роберта было знакомство с семьей Вик. Фридрих Вик был известным исполнителем, а его дочь Клара с детства демонстрировала музыкальный талант. Семья Виков взяла Шумана под свою опеку. Фридрих имел тяжелый характер, и все его домочадцы жили под этим гнетом. Не удивительно, что даже Шуман пишет в дневнике: «Музыка, как ты мне противна и надоела до смерти!».  В это время у Роберта периодически появлялось ощущение раздвоения личности. Двойникам он дал имена: Флорестан – гениальный бунтарь, а Эвсебий – робкий  поэт.

В реальной жизни  Шуман чаще был Эвсебием. Уже в зрелые годы он очень боялся публичных выступлений, панически опасался болезней и одиночества. В двадцатилетнем возрасте Роберт не мог музицировать из-за перенапряжения пальцев правой руки. Он перепробовал все методы лечения – от гальванизации до «животных ванн», при которых нужно было помещать больную руку в еще теплые внутренности  животных. Но результата все не было. Ипохондрия Шуберта достигла апогея при известии о тяжелой болезни брата, который вскоре умер от туберкулеза. Роберт впал в тяжелую депрессию и не приехал даже на его погребение.

А через некоторое время скончалась жена второго брата Шумана, с которой он был очень дружен. «Я превратился в статую, которая не чувствует ни тепла, ни холода… потом в ужасном волнении побежал к врачу и рассказал ему все: что я схожу с ума, не знаю, куда бежать от страха потерять рассудок, что боюсь наложить на себя руки». Этим врачом был известный лейпцигский гомеопат Франц Гартман. Мы не знаем, какими препаратами он пользовал своего пациента, но постепенно больному становилось лучше, и весной 1834 года Шуман  вступил в полосу творческого расцвета.

В 1835 году в Лейпциг приехал Феликс Мендельсон.  Клара Вик восхищалась им как виртуозом, и в сердце Шумана закралась ревность.  Он только теперь заметил, что маленькая девочка превратилась в очаровательную молодую женщину. Кларе исполнилось шестнадцать, перед ней открывалась карьера талантливой пианистки. Честолюбивый отец был категорически против замужества. Фридрих Вик справедливо полагал, что Шуман не в состоянии обеспечить семью и угрожал дочери лишением наследства.

А Шумана ожидал наверное самый тяжелый удар в его жизни – смерть матери. И опять, как после утраты брата и невестки, он не нашел в себе силы поехать на похороны. Теперь одинокий Шуман связывал все свои надежды с Кларой, но её отец оставался непреклонен. Семья Вик отправилась в концертное турне, где  их ждал блистательный успех, а Шуман искал забвения в работе.

Клара, то приближала его к себе, то отдаляла. Вот ответ Роберта на одно из её писем: «Последняя страница твоего послания совсем сразила меня… тебе даже не нравится моё кольцо. Со вчерашнего дня  мне твоё тоже не нравится, и я его не ношу. Недавно снилось, что прохожу мимо глубокой реки. И вдруг мне пришло на ум бросить туда кольцо, я и бросил. Тут охватила такая тоска, что кинулся вслед за ним».

Роберту предстояли четыре года сомнений, отчаяния и вдохновения. Осенью 1840 года тридцатилетний Шуман наконец-то смог заключить брак с двадцатилетней Кларой Вик. Её отец проклял дочь и прекратил с ней всякие отношения.

Первые годы семейной жизни протекли счастливо. Брак означал для Шумана обретение внутренней уверенности. Поочередно с женой он вел супружеский дневник, в котором записи расходов чередовались с излияниями чувств  и мыслями об искусстве.

Клара стала самой знаменитой пианисткой Европы. Её слава часто затмевала известность Шумана. Нередко ему приходилось брать на себя заботу о доме и детях, что не могло не сказаться на мужском самолюбии. Когда жена уезжала в турне, Шуман ощущал себя покинутым, начинал пить и впадал в депрессию.

Зимой 1844 года Шуман сопровождал свою жену в турне по России, где сильно простудился и заработал ревматизм. В Москве успех Клары был оглушителен, а Роберта как композитора мало кто знал. Шуман чувствовал себя непризнанным и униженным и опять пытался залить грусть вином.

После возвращения на родину его душевное состояние ухудшилось. Это было связано с несостоявшейся карьерой дирижера.  Шуман был неспособен руководить оркестром, говорил очень тихо, держа дирижерскую палочку у рта. Переезд семьи в Дрезден  был похож на бегство. Вот как описывает состояние Шумана в этот период его врач Карл Хельбиг: «Он боялся всего: высоких гор, замкнутых помещений, металлических предметов (даже ключей), лекарств. Мучился от бессонницы, а в утренние часы ему было хуже всего. Кроме этого, возобновились слуховые галлюцинации».

Доктор Хельбиг лечил Шумана «гипнозом и магнетизмом». Он считал, что пациенту необходимо переключиться с композиторства на другие занятия. У Роберта постепенно сформировалась отрицательная реакция на гипноз. А так как во время сеансов доктор использовал магниты и ключи, то неприятие самого метода могло повлиять на негативизм в отношении этих предметов.

Периоды творческой активности чередовались с обострениями болезни: в ушах слышалось пение и шум, каждый шорох представлялся музыкой, мучили головные боли. В 1847 году Шуман перенес две тяжелые потери – смерть своего маленького сына и друга Феликса Мендельсона.

Ипохондрия Роберта опять обострилась. Он боялся умереть от кровоизлияния как Мендельсон. Жена Клара писала в то время в дневнике: «Мысль о таком же конце не оставляла его и стала идеей фикс». Другим событием, повлиявшим на Шумана, были революционные выступления в Дрездене, в которых участвовал и хорошо знакомый Шуману Рихард Вагнер.

В этот период маэстро  снова обратился к гомеопатическому методу, теперь уже у известных гомеопатов того времени – Морица и Вольфганга Мюллеров. Лечение пошло на пользу, страхи отступили, вдохновение вернулось. Он спешно удалился в деревню, где продолжал работать над «Сценами  из Фауста». Благодаря им Шуман стал популярен и позже был приглашен дирижером в Дюссельдорф.

Первые концерты прошли успешно, но очень скоро обнаружилось, что Роберт не может справляться со своими обязанностями. По воспоминаниям его концертмейстера, у композитора не было умения ясно и четко выражать свои замыслы. Он либо не говорил ничего,  либо  изъяснялся так тихо, что его не понимали.

В работе Шуману мешала и сильная близорукость. Очками он пренебрегал и лишь изредка пользовался лорнетом. В довершение всего, из-за частых обострений подагры, он месяцами не мог присутствовать на репетициях. По этим причинам Шуман был вынужден оставить руководство оркестром и полностью переключился на сочинительство.

Некоторые произведения композитора («Крейслериана», «Весенняя симфония») написаны под влиянием «внутреннего голоса». Слуховые галлюцинации преследовали его в течение всей жизни. Жена Клара пишет в дневнике об одном из таких приступов: «Шуман был твердо убежден, что ангелы окружили его. Звучала чудесная музыка… но наступило утро, и голоса ангелов превратились в голоса демонов… В образах тигров и гиен они набрасывались на Роберта». Измученный болезнью композитор пытался найти успокоение в музыке, но вдохновение к нему не возвращалось.

Однажды вечером Шуман незаметно вышел из дома и под проливным дождем бросился к мосту через Рейн. Добежав до середины моста, он прыгнул вниз в ледяные волны. К счастью, самоубийцу заметили рыбаки и поспешили на помощь. Но Роберт не желал, чтобы его спасали. Уже после того, как его втащили в лодку, Шуман швырнул в воду свое обручальное кольцо, и сделал попытку броситься следом. С большим трудом композитора удалось доставить домой.

После случившегося врачи настояли на помещении Шумана в клинику для душевнобольных. Основатель больницы, доктор Франц Рихард, был сторонником гуманного отношения к пациентам. Композитора разместили в просторной комнате, где стояло фортепиано. Единственным ограничением являлся запрет на общение с ближайшими родственниками. Однако друзьям дали разрешение навещать больного.

Его состояние было переменчивым – возбуждение чередовалось с мрачной отрешенностью. Иногда пациент отказывался от пищи, боясь отравления, а бывало, что целый день писал в тетради: «Роберт Шуман – почетный член неба». Композитор потерял опору в жизни и полностью погрузился в свои страхи и сомнения.

В клиниках того времени было принято делать кровопускания, ставить банки, использовать нарывные мази с сурьмой. Вероятно, так лечили и Шумана. Иногда казалось, что болезнь отступает, но вскоре симптомы появлялись вновь.

Композитор Брамс, навещавший друга в это время, писал: «Шуман сидел как раз за пианино. Зрелище было душераздирающим… Играл он плохо и производил такое впечатление, будто силы его были полностью парализованы».

На третьем году пребывания в клинике болезнь вступила в последнюю стадию. Брамс сообщает, что Шуман уже не мог внятно говорить и отказывался от пищи. У него появились отеки на ногах, нарастала слабость. Жена Клара была срочно вызвана и нашла мужа в тяжелом состоянии. Сознание умирающего ненадолго прояснилось, и Шуман узнал её, но говорить уже не мог. Через два дня композитора не стало. Ему было всего сорок шесть лет. В последний путь Шумана провожали жена и несколько друзей.

С точки зрения гомеопата, у композитора было много симптомов Пульсатиллы. Это желание твердой опоры и помощи, нерешительность, религиозная печаль, страх сумасшествия, суицидальные наклонности (стремление утопиться). Глядя на портрет Шумана, можно отметить нежные женственные черты лица: большие глаза, ямочку на подбородке, длинные волосы. Вследствие тонкой пульсатильной организации психика композитора не выдержала ударов жизни, но благодаря глубокой пульсатильной впечатлительности Шуман смог создать чарующие произведения.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

WordPress шаблоны