Нозоды

МЕДОРРИНУМ

Этот нозод готовится из уретральных выделений. Представляет из себя так  называемое сикотическое средство, для которого характерны симптомы избыточности. Это проявляется как на уровне физического тела, так и психики.

При назначении препарата учитываются гонорея и другие венерические заболевания в семейном анамнезе. Пациент типа Медорринум может иметь проблемы во всех органах.

В первую очередь, это мочеполовая система (симптомы недолеченной гонореи, уретрит, цистит, пиелонефрит, мочекаменная болезнь,  энурез, бесплодие,  нарушение месячных, патологический климакс, кисты яичников, хронические аднекситы, фиброма матки, мастопатия).

Далее, опорно-двигательная система (ревматические боли в конечностях из-за которых невозможно уснуть, тяжесть в ногах при ходьбе, сильные боли в пояснично-крестцовом отделе позвоночника, тугоподвижность и деформация суставов, жжение кистей и стоп).

В процесс включаются лор-органы и дыхательная система (хронические рино-синуситы, ангины, отиты, ларингиты, хронические  бронхиты и бронхиальная астма).

Проблемы касаются желудочно-кишечного тракта (пептическая язва — просыпается ночью от боли, запор, выпадение прямой кишки, геморрой).

Патология нервной системы (заболевания спинного мозга с угрозой паралича, невралгии, мигрени).

Кожные проблемы (экзема с грудного возраста, бородавки и другие образования на коже типа «цветной капусты»).

У пациента Медорринум состояние улучшается после появления любых выделений (носовых кровотечений, обильного пота, стула, месячных, высыпаний на коже). Психологическое самочувствие лучше к вечеру и во время пребывания на море (как у Карцинозина). Больной плохо переносит сырую погоду.

Все эти симптомы подтверждают сикозную природу Медоринум (то есть состояние избыточности). В силу этого, он не любит жары и может плохо переносить прививки.

Конечно, если на прием к гомеопату придет пациент с гонореей в анамнезе, врач задумается о препарате Медоринум. Но далеко не всегда его назначит. Ведь для полноты охвата случая  требуется, чтобы тип больного совпадал с психотипом Медорринум.

Каков же он, человек с таким загадочным именем?

СТРАСТНЫЙ КАРЛИК

И захихикал радостно

Кири-Кара-Карил,

И отхлебнул на радостях

Немножечко чернил.

                              К.Джеймс

Этот образ живущего в чернильнице маленького вредного человечка вспомнился мне при обдумывании типа Медорринум.

Иногда такой типаж просматривается с раннего детства. Ребенок может очень отставать в росте (похоже на карликовость Бариты) и происходить из неблагополучной семьи (алкоголизм, наркомания, венерические заболевания).

У него бывает повышенная агрессивность, а точнее – впадение в аффективное состояние. При этом ребенок брыкается, кусается, бросает предметы, кидается на окружающих, может пытаться выпрыгнуть в окно. Он способен  жестоко относиться к животным (выщипывать перья у попугая, привязывать жестянку к хвосту кота). У  Медорринума раннее сексуальное развитие, причем это именно желание секса, а не романтически-эротическое настроение.

При этом маленький Медорринум может быть худощавым, очень бледным и больным. У него частые насморки, болят уши, зудит кожа,  появляются астматические признаки.

Подростковый период Медорринума – это кошмар для его родителей. Он хочет испытать на себе все, что можно (и что нельзя): алкоголь, курение, наркотики, групповой секс. Любит нарушать запреты, вести себя сумасбродно. Создает себе имидж экстремиста-радикала.

При этом его терзают страхи: темноты («кажется, что в туалете нападет чудовище»), болезни («кажется, что заразится СПИДом»), ограниченных пространств (не любит маленьких помещений, лифтов), сумасшествия («скачут мысли»).

В качестве компенсации страхов, возникают разные ритуальные действия и другие навязчивости. Например, «настойчивое стремление грызть ногти, даже ногти на ногах». Или потребность постоянно мыть руки. Или жить четко по расписанию (хватает ненадолго).

У подростка-Медорринума нет ощущения внутреннего стержня. В ранние школьные годы он может быть робким, застенчивым  и туповатым. Позже становится подвижным, «без тормозов», суетливым, с «диким беспорядком в голове».

Появляются иллюзии: «все окружающее нереально», «отдалено, как во сне» (это симптомы дереализации), могут мерещиться крысы и насекомые (или видит их во сне).

Вот, что пишет об образе крысы психолог А.Менегетти: «Это исключительное животное, которое стремится быть в непосредственной близости от человека… и имеющее тенденцию приносить ущерб окружению, которое оккупирует. Это образ вампирического захвата, является символом деструктивности. Означает символическое значение вины, боязнь потерять удачу, опасения по поводу здоровья».

Видение во сне насекомых также трактуется негативно. «Уровень или интенсивность негативных проявлений субъекта зависит от типа насекомого, от условий его существования в природных условиях, а также от характера отношений человека к этому типу насекомого». (А. Менегетти).

Подросток Медорринум весь во власти страстных желаний. Начиная от страстной потребности в сладком, солёном, жирном, фруктах, алкоголе и заканчивая не менее страстным  стремлением к сексу.

Пока что не проводилось исследований, кого же больше среди медорринумных типов – мужчин или женщин. Смею предположить, что в    прежние годы – мужчин. А сейчас, вероятно, цифры сравниваются.

Но вернемся к душевным качествам Медорринума. Вероятно, в этом типе сконцентрирована первобытная энергия в её кипучей хаотичной форме. Его влечет к острым краям жизни, бывает, он проскакивает буквально «по лезвию бритвы».

Медорринум большей частью находится в непрестанном движении и беспокойстве. Даже сидя на стуле, он ерзает. Его жажда деятельности часто перерастает в суетливость. Ситуацию усугубляет нечувствительность к ходу времени («кажется, что недавние события произошли очень давно»).

Хаотическая натура Медорринума постоянно требует изменений. Это человек, все время что-то продающий, меняющий, выигрывающий, проигрывающий. Как тут не вспомнить знаменитого гоголевского персонажа из «Мертвых душ» – Ноздрева.

Возможно, что сама фамилия выбрана Гоголем не случайно. Ведь ноздри всегда принюхиваются, куда дует ветер перемен. Кроме того, из физиогномики известно, что величина и подвижность ноздрей отвечает за сексуальный потенциал человека.

Людей, как Ноздрев «приходилось встречать всякому… Они всегда говоруны, кутилы. Ноздрев в тридцать пять лет был таков же совершенно, каким был в двадцать: охотник погулять… Дома он больше дня не мог усидеть. Чуткий нос его слышал за несколько десятков верст, где была ярмарка со всякими съездами и балами; он уже в одно мгновение ока был там, спорил и заводил сумятицу за зеленым столом… в картишки играл он, зная много разных передержек и других тонкостей… Ни на одном собрании, где он был, не обходилось без истории: или выведут его под руки из зала жандармы, или принуждены бывают вытолкать свои же приятели… или нарежется в буфете… или проврется самым бессовестным образом. И наврет совершенно без всякой нужды: вдруг расскажет, что у него была лошадь какой-нибудь голубой или розовой шерсти… имел также страсть нагадить ближнему. Чем кто быстрее с ним сходился, тому он скорее всех насаливал: распускал небылицу, глупее которой трудно выдумать, расстраивал свадьбу, торговую сделку и при этом вовсе не почитал себя неприятелем потерпевшего».

«Ноздрев был во многих отношениях человек на все руки. В ту же минуту он предлагал вам ехать куда угодно, хоть на край света, войти в какое хотите предприятие, менять все, что ни есть, на все, что хотите. Ружье, собака, лошадь – все было предметом мены, но вовсе не с тем, чтобы выиграть… Если ему на ярмарке посчастливилось попасть на простака и обыграть его, он накупал кучу всего, что прежде попадалось на глаза: хомутов, курительных свечек, платков, жеребца, изюму, серебряный рукомойник, голландского холста, муки, табаку, пистолетов, селедок, картин, горшков, сапог, посуды – насколько хватало денег. Часто бывало, что все это в тот же день спускалось кому-нибудь другому, да ещё и  проигрывалась своя четверка лошадей вместе с кучером».

После такого  точного описания к типу Медорринум трудно что-нибудь добавить. Разве что напомнить о его склонности к многоженству.

МЕДОРРИНУМ  В  ИСТОРИИ

(Маркиз де Сад)

«Я требую от законодателей предоставить женщинам право свободно отдаваться любому числу мужчин, а мужчинам – любому числу женщин». Это не цитата из Владимира Жириновского на заседании Госдумы при обсуждении закона о многоженстве, а выдержка из обращения правительству Франции Маркиза де Сада. От его имени произошло известное всем слово «садизм».

Маркиз де Сад принадлежал к древнему и состоятельному дворянскому роду. Его отец – генерал-лейтенант, был послом Франции в России и Великобритании. С пятилетнего возраста мальчик находился на воспитании дяди – аббата, человека глубоко образованного, но безнравственного.

Когда Саду исполнилось десять лет, его послали учиться в лучшее учебное заведение Франции – колледж Людвига Великого. Особых способностей он не проявил, но заинтересовался искусством, прежде всего итальянскими мастерами – Тицианом и Веронезе.

Во время семилетней войны Франции с Германией служил в кавалерии и получил чин капитана. В двадцать три года по требованию деспотичного отца Луи де Сад женился на нелюбимой, но обеспеченной девушке. И уже через несколько месяцев после свадьбы был арестован за развратные действия. Некая проститутка дала показания, что он попытался отхлестать ее раскаленной металлической плетью, а потом сломал распятие и под угрозой смерти заставлял ее сделать то же самое.

Де Саду было запрещено в течение года появляться в Париже. Живя в уединении, он начал «философствовать». Уже одни названия произведений де Сада говорят об их содержании: «Сто двадцать дней Содома или школа распутства», «Философия в будуаре». А вот некоторые выдержки из его философии: «Делайте то, что вам нравится, все прочее – ерунда», «Эгоизм является первым законом человеческой природы», «Что есть честь? – пустое сочетание звуков».

Особо интересным занятием для де Сада было соблазнение монахинь, «христовых невест». Он считал, что бог должен восприниматься как глупый вымысел для любого здравомыслящего человека. В Марселе де Сада даже заочно приговорили к смерти и сожгли изображавшее его соломенное чучело.

У маркиза были своеобразные отношения с женой и тещей: любовь-ненависть с их стороны и равнодушие – с его. «В мире трудно отыскать что-либо более нелепое, чем верность супружескому долгу», «Инцест (т.е. родственное кровосмешение) расширяет семейные связи и делает любовь граждан к родине активной!» – считал де Сад.

Теща добилась его ареста, жена помогла его освобождению. Но через год маркиз все же был заключен в Бастилию, где провел одиннадцать лет. В тюрьме он писал пьесы и политические меморандумы. Приговора де Саду так и не вынесли, а поместили в лечебницу для душевнобольных Шарантон, из которой он вышел свободным гражданином Французской республики.

Жена оставила де Сада, и ему вновь угрожал арест за долги. Маркиз послал Наполеону свои рукописи с дарственной надписью, рассчитывая на понимание. Но Бонапарт сжег его «произведения» и отправил автора в сумасшедший дом.

Там де Сад занимался постановкой своих пьес с актерами – душевнобольными. Умер маркиз от воспаления легких. В своем предсмертном завещании он написал: «Да, я распутник, и признаюсь в этом!» и приказал считать себя не существовавшим. Поэтому на его могиле поставили камень без имени.

Врач-френолог, изучивший череп де Сада, был очень удивлен. Его строение противоречило учению основателя френологии Галля, который считал, что по форме черепа можно судить о характере человека. Череп де Сада соответствовал личности «дружелюбной, бесконфликтной, умеренной в наслаждениях с развитым отцовством».

Для гомеопатов имя де Сада связано, прежде всего, с препаратом Кантарис, который является прекрасным средством для лечения циститов и сексуальных расстройств. Во времена де Сада было известно, что шпанские мушки повышают либидо, поэтому маркиз начинил ими конфеты, которыми угощал своих гостей, надеясь распалить их влечение. Но доза была слишком большой, поэтому гости отравились, а де Сад был вынужден скрываться от тюрьмы.

С точки зрения психоанализа, особенности характера де Сада связаны с деспотизмом его отца. Образ родителя слился в подсознании с образом Бога. Возможно, с этим связано постоянное богохульство маркиза.

Наиболее соответствующий ему гомеопатический тип – это Медорринум. Давно замечено, что ненасытная жажда наслаждений делает человека жестоким. «Огонь сладострастия зажигается благодаря сильному ощущению. Но какое же ощущение способно сравниться по своей силе с болью?» – вопрошает де Сад. Только любовь, которой он так и не узнал.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

WordPress шаблоны
Рейтинг@Mail.ru