Женские психотипы

ТУЯ

Туя, или дерево жизни, это вечнозелёное древесное растение, высотой до двенадцати метров. Произрастает в Северной Америке, но культивируется в Европе. В качестве сырья применяются листья, которые содержат эфирное масло.

В медицине свежие веточки туи издавна использовались в качестве потогонного, мочегонного и противокашлевого средств. Местно – для  втираний при ревматизме, малярии, гонорее. Считалось, что туя помогает при камнях в почках и желчном пузыре, водянке и подагре.

В гомеопатию Туя введена Ганеманом. Есть легенда, что этому способствовала его феноменальная  внимательность. Однажды на приём к мэтру пришел студент-теолог с жалобами, которые явственно говорили о наличии у него триппера. Но несчастный богослов категорически отрицал возможность заражения.

Ганеман подробно расспросил больного и выяснил, что тот часто жевал молодые веточки туйного дерева. Выяснилось, что организм молодого человека  был столь чувствителен, что  факт поедания ветвей туи сыграл злую шутку с его мочевыми путями. Репутация и здоровье теолога были спасены. А Ганеман занялся изучением туи.

Длительные испытания показали, что она тропна к мочеполовой, нервной, опорно-двигательной   и пищеварительной системам, а также к лор-органам и коже.

Наблюдения выявилили, что у лиц, на которых туя действовала особенно эффективно, были сходные черты психики. Это позволяет нам выделить психотип Туя.

ЛЯГУШКА — ЦАРЕВНА

 Пусть женщина не рассуждает – это  ужасно

                                                                       Демокрит

Гомеопатические руководства представляют нам Тую как весьма закомплексованную личность: «снижено самоуважение», «чувство внутренней ущербности и внешней уродливости», «её никто не любит», «она — преступница».

В структуре такого характера просматриваются элементы мазохизма. Вот, что пишет о подобном человеке психолог А. Лоуэн: «Он страдает, хнычет или жалуется, но остаётся покорным. Если мазохист демонстрирует  подчиненное положение во внешнем поведении, то он совсем другой внутри. На глубоком эмоциональном уровне у него имеются сильные чувства: злость, отрицание, враждебность и превосходство. Однако они сильно заблокированы страхом и могут вырваться наружу неадекватным поведением».

Для Туи важно мнение окружающих, она старается «быть хорошей». Очень исполнительна, щепетильна в мелочах, серьёзна, не понимает шуток.

Лоуэн продолжает: «Такой   человек противится страху прорыва негативных эмоций с помощью мышечных паттернов. Толстые сильные мышцы рефлекторно сдерживают любое прямое проявление и позволяют проходить только хныканью и жалобам. Энергетические импульсы перемещаются вверх и вниз, что объясняет сильную тенденцию этой личности испытывать тревогу».

Туя действительно имеет много страхов. Она испытывает неуверенность в будущем (возможно, частично с этим связан такой её симптом, как «ложная беременность»). Туя обеспокоена незначительными фактами и подолгу размышляет  о них.

У неё имеются дисморфопсии – расстройства восприятия в виде искажения форм и размеров отдельных частей своего тела. Например: «конечности не закреплены», «душа и тело разделены», «ощущение живого в животе», «ощущение стеклянности тела и хрупкости конечностей».

Эти идеи о структуре тела носят характер мучительных навязчивостей. Часто они приводят к состоянию уныния и подавленности. Тую всё обременяет, ничто не радует. Она грустна, слезлива, равнодушна к противоположному полу.

Гиперкомпенсация проявляется в нетерпеливости, торопливости, поспешности в движениях, желании всё время оглядываться, патологическом любопытстве. Туя может найти отдушину в религии. Она плачет от музыки в церкви, а от звучания органа её охватывает дрожь. Появляются религиозные идеи – фикс, которые приводят к ритуальным действиям (например, обязательно  трижды перекреститься,  выходя из дома)

Туя боится ветра. Помимо того, что она простужается в сырую ветреную погоду, ветер имеет ещё и чисто символическое значение. Чаще он приносит заботы или бедствия. Для Туи ассоциируется с внешним воздействием, которое носит разрушающий характер (а ведь она такая хрупкая, стеклянная!)

Туя очень боится привидений. Это не только страх перед неизвестностью другого мира. Это ужас человека, одной ногой в этом мире стоящего. Напомним одну из иллюзий Туи: «проснувшись, ощущает себя разрезанною надвое, не может определить, какая часть тела принадлежит ей». Эти ошибки самоидентификации, а также «голоса в животе» фактически указывают на симптомы двойника. А привидение – это то ли двойник, то ли вообще чуждое существо – паразит психической  энергии. Отсюда и панический страх Туи в помещениях, даже отдалённо напоминающих Кентервильский замок, с его знаменитыми призраками.

Кстати, боязнь прикосновений идёт, видимо, именно от этого же страха. Ведь именно привидение может легко и внезапно прикоснуться к «своей жертве». Ухудшение от лунного света – из этой же области. Как известно, все таинственные силы обретают мощь именно в полнолуние.

Туя часто видит сны о мертвецах. Это происходит не только потому, что она, как барометр, предчувствует сырую погоду (а покойники, как известно, снятся к дождю). Мертвец – это символ умерших желаний, которые из-за запретов (табу) невозможно реализовать. Таким образом – это отказ от самого себя со своими потребностями и нуждами.

Но уже за одно наличие этих (пусть нереализованных) потребностей Туя себя казнит: «она преступница», «она под контролем сверхчеловека», «её никто не любит», «её видят насквозь».

Туя обычно тиха, стеснительна, ранима, отзывчива и чувствительна. Но это бывает чаще при общении с посторонними. Вот что пишет Лоуэн: «Из-за мощного сдерживания, агрессия у таких индивидуумов значительно снижена. Подобным образом ограничено самоутверждение. Нытьё является единственным звуковым выражением, которое легко проходит через пережатое горло».

«Застой энергии из-за сильного сдерживания ведёт к чувству «увязания в болоте»… На сознательном уровне мазохист идентифицируется с попыткой угодить; однако на подсознательном уровне эта позиция отвергается озлобленностью, негативностью, враждебностью».

Поэтому в семейной жизни Туя может позволить себе расслабиться и бывает обычно придирчивой, ревнивой, раздражительной по поводу и без повода. Но всё равно она не способна выплеснуть весь «айсберг» невысказанности. И тогда за Тую  начинает говорить качество её внешнего вида, прежде всего – кожа, на которую выбрасывается весь внутренний негатив.

Сравним описание внешности мазохистского типа по Лоуэну с описанием облика Туи.  Итак, Лоуэн пишет: «Люди с короткими, толстыми, возможно – мускулистыми телами. По неизвестным причинам, обычно усиливается рост волос на теле. Характерной особенностью является короткая толстая шея, показывающая втянутую голову. Талия, соответственно, коротка и толстая. Другой важной характеристикой является подтягивание таза вперёд… Эта поза имеет сходство с собакой, поджавшей хвост… Кожа у таких людей тёмная, жирная вследствие застоя энергии».

А теперь обратимся к гомеопатическому описанию внешности Туи. Это обычно полная женщина, с широким, но плоским тазом.  Кожа лица тёмная, рано появляются глубокие морщины. Всё, что пишут о целлюлите, имеет отношение к Туе. Кожа – «апельсиновая корка», блестит от жира. Много мелких и крупных папиллом. Густые черные брови. Обильное  оволосение  по мужскому типу. Губы багровые, налитые. Волосы быстро жирнеют, секутся, висят, как пакля. Ногти изменены – толстые, с трещинами или неровностями. Туя обильно потеет (это тоже аналог невысказанных желаний). Особо выражена потливость в области гениталий.

У такой личности всегда проблемы с мочеполовой системой. Процесс мочеиспускания на психическом уровне связан с понятием «отдавать». Нарушения в этой сфере говорят об утрате беззаботности. У Туи функция выделения бессознательно связывается с половыми органами, с чем-то запретным из-за враждебного отношения к своему телу или строго воспитания. Туя страдает циститами, пиелонефритами, полипами мочевого пузыря.

Вот мы и подошли к этиологии формирования мазохистской конституции. Помимо генетических факторов, огромную роль играет обстановка  в родительской семье.

Цитируем А. Лоуэна: «Мазохистская структура развивается в семье, где любовь и принятие сочетается с сильным давлением. Мать – доминирующая и жертвующая. Отец – пассивный и покорный.

Доминирующая, приносящая себя в жертву мать буквально душит ребёнка, которого заставляет чувствовать сильную вину за любую попытку провозгласить свою  независимость или утвердить негативное отношение.

Типично сильное сосредоточение внимания на еде и дефекации. Это равносильно давлению сверху и снизу. «Будь хорошим. Доставь удовольствие маме. Съешь всё. Какай каждый день. Дай мне посмотреть горшок – я похвалю».

Часто у ребёнка появляются ощущение загнанности в ловушку. Чувство унижения иногда выплёскивается в форме рвоты или каканья в штаны. Но неповиновение быстро пресекается.

В итоге у мазохиста появляется боязнь протянуть руку или вытянуть шею из-за подсознательного страха, что они будут отрезаны или оторвутся. А более силён ужас быть отрезанным от родительских отношений, которые обеспечивали любовь, но при определённых условиях.

Не правда ли, этот рассказ о детстве будущего мазохиста перекликается с судьбой Туи?

У неё поражены  как вход в желудочно-кишечный тракт, так и выход из него. Отмечается пришеечный кариес (зубы – символ родителей, основание зуба – раннее детство), метеоризм, ощущение живого в животе, профузный понос (протест?) или  запор, когда стул сбивается в плотные комки, повреждая анус (уже мазохизм).

Имеются проблемы с лор-органами (полипы носа, рыхлые миндалины, частые отиты). Налицо явления остеохондроза  и полиартрита. Частые головные боли застойного характера.

Туя очень нуждается в «открытии клапанов» и выходе всех накопившихся шлаков. Возможно, тогда она, это «бородавчатая лягушка», сможет не только поймать стрелу Ивана Царевича, но и дождаться его без смущения за свою внешность. А позже, делом показав свою внутреннюю суть, сбросить лягушиную кожу мазохизма, представ в зрелой женской красоте.

ТУЯ  В  ИСТОРИИ 

(Софья Толстая)

Особую роль в жизни  Льва Николаевича Толстого сыграла жена – Софья Берс. Одни считают ее преданной помощницей, другие – тяжелым  крестом Толстого. Наверное, на самом деле все было сложнее.

Софья Берс – красивая девушка, дочь известного врача. Молодому Льву она  казалась послушной и покорной. «Ему нужна была  женщина пассивная, здоровая, бессловесная  и без воли», – записала в дневнике  юная Софья. У Толстого был некий идеал женщины, родственный чеховской  Душечке. Перед свадьбой его мучили неясные предчувствия – страх,  недоверие, желание бегства. Лев опоздал к венчанию, заставив всех изрядно поволноваться.

Еще до свадьбы Толстой дал прочитать юной Софье свои дневники, считая это поступком честного человека и не заметив жестокости подобного жеста. Невеста была потрясена: «Он не понимает, что прошлое – это целая жизнь, жизнь с тысячами различных чувств, хороших и дурных, которые мне уже принадлежать не могут. Я тоже увлекалась, но воображением, а он – женщинами, живыми, хорошенькими, которыми любовался. У нас есть что-то очень непростое в отношениях, которое  постепенно может совсем разлучить».

А влюбленный Толстой пишет в своем дневнике: «Мне тридцать четыре года, скверная рожа. Не думай о браке, твое призвание  в  другом». Льва Николаевич смущало, что он был почти в два раза старше своей избранницы. Но так хотелось понравиться Софье, что однажды схватил в руки оглобли  и вместо лошади повез ее на телеге.

В дневнике Толстой писал: «Завтра, как встану, пойду и все скажу или застрелюсь… Счастье такое, что мне кажется невозможным». Кстати, записку Л.Н., состоящую из одних начальных букв: «В. м. и  п. в с. с. ж. н. м. м. с. и н. с.», Софья быстро расшифровала: «Ваша молодость и потребность в счастье слишком живо напоминают мне мою старость и невозможность счастья».

После первой брачной ночи Толстой запишет в дневнике странную, казалось бы, фразу: «Не Она», смысл которой станет ясен позже. Поначалу Софье даже нравилось  подчиняться более сильной воле мужа. Она занималась хозяйством, почти ежегодно рожала детей. Несмотря на внешнее семейное  благополучие, самого Толстого первые годы брака настойчиво преследовала мысль о самоубийстве, до того упорная, что он даже прятал от себя веревки, боясь повеситься. Свидетельство тому  можно найти в его дневниках, а отголоски – в  «Крейцеровой сонате» и «Анне Карениной».

Возможно, причина заключалась в сексуальной несовместимости. В своем дневнике Софья пишет: «У него играет большую роль  физическая сторона любви. Это ужасно, а у меня никакой, напротив». Горький, знавший Толстого уже стариком, отмечал: «Мне всегда  не нравились его суждения о женщинах – в этом он был чрезмерно простонароден,  что-то деланное звучало в его словах, что-то неискреннее, а в то же время – очень  личное. Словно его однажды оскорбили, и он не может  ни забыть, ни простить».

Вероятно, что в семейной жизни Толстой получал невольный возврат со стороны жены тех ударов, которые нанес ей еще до свадьбы. У супругов Толстых было очень различное отношение к быту и материальным ценностям. Софья любила достаток, а Лев Николаевич был к этому практически равнодушен. Он питал слабость к широким жестам и расточительности, а жена, напротив, стремилась к экономии. Но было и то, что их объединяло.

Софья Андреевна обладала многими талантами. Еще с юности  она писала рассказы, а в зрелые годы увлеклась живописью и даже сделала отличную копию репинского портрета Толстого. Совместно с мужем она продумывала развитие сюжетов его произведений, а потом много раз переписывала начисто огромные романы, после чего  черновики вывозили  несколькими телегами.

По воспоминаниям обоих супругов самыми светлыми минутами их жизни было совместное музицирование – игра на рояле в четыре руки. В этом занятии каждый находил в другом партнера, равного себе. Была и область, в которой жена превосходила мужа – она оказалась очень деловитой и хозяйственной. Под руководством графини обустраивалась Ясная Поляна. Она вникала во  все: от соленья огурцов – до судебных тяжб по поводу рубки леса, от приема гостей – до аудиенции с государем с целью протаскивания трудов мужа через цензуру.

Она родила тринадцать детей, пятерых из которых похоронила, а остальным дала хорошее воспитание и образование. Софья Толстая имела свои взгляды на частную собственность и дворянские привилегии, церковь  и искусство, которые  не совпадали с воззрениями Льва Николаевича.

Толстой под ее влиянием в первые годы женитьбы был охвачен азартом накопления. Он скупал земли, заводил пасеки, разводил экзотических японских свиней. Позже Лев Николаевич напишет: «Я вдруг остановился, задумался и был потрясен, сколько времени ушло на эти ненужные занятия». Свой гнев и возмущение  он выплеснул на жену.

В зрелые годы у Толстого появилось навязчивое стремление  раздать свое  имущество бедным. Он «искупал вину»  в работе – брался за плуг и пахал вместе с мужиками или подшивал им валенки,  требуя от своих домочадцев того же.

Первое время жена пыталась его понять – помогала крестьянам и даже позволяла привлекать дочерей к полевым работам. Потом эта бессмыслица стала её раздражать. В последние годы жизни Толстой считал литературу и музыку слишком суетными занятиями.  С этого времени началось полное крушение их семейной жизни.

Софья Андреевна пыталась бунтовать. Это прослеживается в ее дневнике: «Леву ужасно люблю, но злит меня, что мы не равны», «в лице моего мужа никогда не было друга», «он меня всю жизнь унижал». А сам Лев Николаевич пишет: «Есть люди, до такой степени чуждые, что с ними нельзя обращаться иначе, как обращаются с детьми, не становясь на одну доску».

По мере того, как имя Толстого приобретало широкую известность, Софья Андреевна все больше пыталась играть роль влиятельной и любимой супруги. Делала все, чтобы ее имя постоянно сопутствовало имени мужа. Толстой с горечью писал: «Ей  нужно одно – чтобы люди думали, что я люблю ее». На самом деле Лев Николаевич так и не пустил жену постоять на вершине своей славы, которую безраздельно занимал в гордом одиночестве.

Шли годы, из тягостной семейной жизни требовалось найти выход. Софья Андреевна пишет: «Мне хочется убить себя, бежать куда-нибудь, полюбить кого-нибудь». И она влюбилась в известного композитора Танеева. Но перемене судьбы не суждено было состояться. Роман закончился «ничем».

И тогда Толстая опять обратила свои чувства на мужа. Живя раздельно, она осознала его величие и стала ревновать ко всем – и к толстовцам (особенно Черткову), и к собственной дочери Александре. Вот потрясающие строки из ее дневника: «Я ушла, лазила по каким-то оврагам, потом вышла в поле и оттуда почти бегом направилась в имение Чертковых, с биноклем, чтобы видеть все далеко кругом. Там я легла в канаву недалеко от ворот и ждала Л.Н.  Не знаю, что бы я сделала, если  бы он приехал. Я все представляла, что легла бы на мост через канаву, и лошадь Л.Н. меня бы затоптала».  В это время Софье шел шестой десяток, а Льву – восьмой.

Толстой  поквитался с женой, бежав из дома, и умерев не на ее руках.  Софья Андреевна реагировала бурно – пыталась  покончить собой, бросившись в пруд. Потом спешно поехала на станцию, где лежал муж.  Трудно сказать, кто них победил в этой любви-борьбе. Возможно, что Льву была нужна именно такая женщина, как Софья, а не наивная милая Душечка.

А кем же была Софья Андреевна с точки зрения гомеопата? Судя по характеру  и внешности – скорее всего Туя. Женщина типа Туя в молодости достаточно замкнута, обладает хорошими манерами, исполнительна, зависима от мнения окружающих. Ее долго преследует чувство внутренней ущербности, ощущение нахождения под контролем сверхчеловека (вот и причина конфликтов с Л.Н.!).

Туя любопытна, нетерпелива, тороплива, быстро ходит и говорит, возбудима, раздражительна, с навязчивыми идеями, очень чувствительна к музыке. Равнодушие  сексу в молодости сменяется сексуальной активностью в зрелом возрасте.

Для Туи характерны все симптомы избыточности, но, будучи интровертом, Туя не делится ею, а аккумулирует. Поэтому на физическом уровне мы наблюдаем полноту, бородавки, опухоли, а на психическом – склонность к накоплению материальных благ.

Двум  ярким личностям – супругам  Толстым – вместе было тесно. Отдушиной являлось совместное излияние энергии – музицирование и литература. Конфликты в их семье фактически представляли борьбу за недостижимый идеал отношений между мужчиной и женщиной. Как писал современник: «Между Л.Н. и С.А. глубочайшая связь, которая  может существовать между людьми – смешение двух человек в одном».

А вот, что вспоминает сама Толстая о минутах прощания с мужем: «Меня пустили к Л.Н., когда считали, что он уже умер. Я тихо шептала ему на ухо, что все время была здесь, что люблю его…  И вдруг выразительный глубокий вздох ответил мне. Это поразило всех. Снова я заговорила с ним, тихо и нежно. Снова нечеловеческим усилием ответил мне такой же вздох, и все стихло навеки».

Супруги Толстые любили друг друга с высочайшей требовательностью. Их взаимные  «прегрешения» были ничтожны в сравнении с тем, что он сделал в литературе, а она в том, чтобы его наследие дошло до потомков.

Страницы: 1 2 3 4 5

WordPress шаблоны