Гомеопатия для врача

Ханс Кристиан Андерсен (1805-1875)   

И вот король шествовал по улицам под  роскошным  балдахином, а люди, толпившиеся,  чтобы на него посмотреть, говорили:

— Ах, какое красивое это новое платье короля!  

— Да ведь король-то голый! – закричал вдруг какой- то маленький мальчик                                                                

«Новое платье короля»

Жизненный путь и история болезни

Андерсен родился в 1805 году в провинциальном датском городке, в семье сапожника и прачки. Местность вокруг была живописной: зеленые холмы, берег моря и сам городок, как будто вырезанный из мореного дуба. Здесь жили резчики по дереву. Их дома казались игрушечными из-за старинных резных вензелей и деревянных скульптур. Резчики делали алтари, статуи святых и носовые фигуры кораблей. Деревянные русалки, дельфины, морские коньки с детства окружали маленького Ханса. Его дед также был резчиком, а на старости лет взялся делать причудливые игрушки для детворы: людей с птичьими головами, коров с крыльями, гномов с трещотками.

   Первые сказки Андерсен услышал от отца и старух из соседней богадельни. Мальчик переделывал  их истории на свой лад. Богаделки только ахали и говорили, что  маленький Ханс слишком умен для своих лет. А одну старуху Андерсен запомнил на всю жизнь.  Её считали ведьмой и строго запрещали детям подходить близко к старому покосившемуся дому на окраине. Но получилось так, что Ханс зашел к отшельнице.
Старуха оказалась совсем не страшной. Тогда мальчик осмелел: «Скажите, вы действительно все про всех знаете? Расскажите про меня!». Колдунья задумалась: «Я-то расскажу, но радости тебе это не принесет. Ну, слушай, коли хочешь. Иди домой и запомни: что увидишь в пути, то и случится» Ханс побежал обратно. Дорога была живописной – кусты диких ягод, полевые цветы, пение птиц. И вдруг мальчик в страхе остановился – на другом берегу ручья в утреннем тумане он увидел фигуру своего отца в светлых одеждах. Тот с грустью посмотрел на своего сына и растворился в белой дымке. Ханс бросился домой. Увидев живого и невредимого отца, он кинулся ему на шею.
А на другой день мать со слезами проводила мужа на войну. Это было время наполеоновской кампании и Андерсен старший ушел служить в армию. Он не погиб, но полностью потерял здоровье. А через пару лет Ханс проснулся ночью от того же видения – отец в белых одеждах уходит вдаль. Мальчик вскочил и побежал на кухню. Там на полу неподвижно лежал отец. Он умер от разрыва сердца.
После потери кормильца, жить стало невмоготу.  Работа прачки приносила сущие гроши, поэтому в сумерках Ханс с матерью шли в поле подбирать колоски, оставшиеся после уборки хлеба. Однажды их застал барон, объезжавший свои угодья. Он собирался отстегать плеткой этих деревенщин, нагло ворующих его хлеб. Но Ханс бросился поперек коню с криком: «Как вы можете! Бог все видит!» И барон опустил кнут. Слух об этой стычке облетел весь городок. Жители зауважали маленького Андерсена.
Надо сказать, что в детстве над ним часто посмеивались. Ученики придумывали Хансу обидные прозвища, поэтому он не любил ходить в школу. Зато всей душой привязался к театру. Там расклейщиком афиш работал старый друг отца. Он дарил Хансу афиши  с каждого спектакля и мальчик, прочитав  дома имена действующих лиц, тут же выдумывал свою пьесу с тем же названием. А однажды директор театра оказал Андерсену неслыханную честь – разрешил выйти на сцену в роли пажа взамен заболевшего артиста. С этого дня Ханс стал ярым театралом. Он по сто раз смотрел с галерки все спектакли и выучил все роли.
Когда Андерсену исполнилось четырнадцать, он отправился искать счастья в Копенгаген, имея в кармане лишь несколько монет. В столице его никто не ждал.  Мальчик ночевал на улице, перебиваясь случайными заработками. Но однажды счастливый случай свел его с директором Королевского театра, господином Коллином.
Тот принял участие в судьбе Ханса, отправив его доучиваться в школу, и посоветовал забыть об актерстве. Молодой Андерсен воображал себя трагиком, однако на сцене смотрелся исключительно комично. Это явилось ударом для Ханса, но вскоре он утешился, вспомнив о своей способности сочинять. Андерсен решил стать писателем.
Ханс писал стихи, путевые заметки, пьесы и романы. В семнадцать лет ему удалось опубликовать сборник «Юношеские опыты». В 1828 году Андерсен стал студентом Университета, но по-прежнему влачил жалкое существование. Первый успех к нему пришел именно благодаря его путевым заметкам. О молодом талантливом авторе стали говорить, Ханса приглашали в богатые дома, но он еще долго не мог поверить в признание.
В 1830 году Андерсен впервые за долгие годы посетил родной город. Свою мать он нашел опустившейся пьянчужкой, которую регулярно поколачивал отчим. Возвращался Ханс с тяжелым сердцем. По пути он решил навестить семью университетского приятеля. В его доме Андерсен познакомился с девушкой, которую полюбил. Она зачитывалась путевыми заметками и восхищалась талантом Ханса, между молодыми людьми произошло объяснение — влюбленные договорились встретиться в Копенгагене. Андерсен вернулся и опять погрузился в работу. Впервые он задумался, сможет ли содержать семью. Писательский труд неблагодарен – отнимает все время, а денег приносит мало. Его девушка достойна лучшей участи, чем быть женой бедняка…
Когда возлюбленная приехала к Андерсену, он не открыл ей, тихо простояв за дверью, пока девушка недоуменно звонила. Ханс  выдержал  и не бросился ей на встречу, хотя все существо молило об этом. Если бы он открыл дверь, то уже не смог бы сказать: «Прощай»… Позже Андерсен написал любимой письмо, в котором сообщил, что она может считать себя свободной от обязательств перед таким неудачником, как он.
Но уже через три года никто не посмел бы назвать Ханса невезучим. Его сказки имели необыкновенный успех. Толпы поклонников собирались на улице, когда он выходил  из дома. В 1829 году в Королевском театре была поставлена пьеса Андерсена, и дочь самого директора Коллина почла бы за честь стать женой модного автора. Только этой чести ей не предлагали – Андерсен продолжал считать себя не созданным для брака. Он чувствовал себя усталым и больным. Участились печеночные колики. Врачи одно время даже подозревали рак печени, но все обошлось. В  тридцать восемь лет Ханс Кристиан влюбился как мальчишка. Избранницей была примадонна сцены – шведская певица Дженни Линдт. Она приехала с гастролями в Копенгаген, где имела огромный успех. Андерсен был очарован божественным голосом оперной дивы.
Но её характер оказался далеко не ангельским. Ханс не смог устоять перед её женским обаянием и дорого заплатил за свою слабость. Он выполнял все капризы, закрывал глаза на непостоянство, прощал огромные траты на драгоценности и наряды. Писатель был готов на все, лишь бы Дженни была рядом. Но Линдт хватило лишь на год. Собираясь на очередные гастроли, она объявила Хансу, что  скоро выходит замуж, поэтому им нужно расстаться. Чтобы не умереть с горя, Ханс отправился в путешествие. Он всегда успокаивался в дороге, любуясь новыми местами и радуясь знакомству с интересными людьми. Андерсен объездил всю Европу, встречался с Гюго, Гейне, Дюма, Шуманом, Вагнером и Листом. Затем посетил Африку, откуда привез много новых впечатлений.
К писателю пришла всемирная слава. Раньше в его жизни было слишком много огорчений и пренебрежительного отношения со стороны «признанных гениев». Очень долго Ханс Кристиан ощущал себя неудачником. Не зря в его истории «Ребячья болтовня» одна девочка говорит, что человек, чья фамилия заканчивается на «сен», ничего в жизни не добьется, потому, что это фамилия простолюдина.
Слишком долго Андерсену давали понять, что он «бедный родственник» в литературе, который должен знать свое место. Ханс сравнивал себя с тонущей собакой, в которую мальчишки ради забавы швыряют камни. Он страдал, но не покорялся. Рядом с детской сердечностью жил едкий сарказм, который особенно полно выразился в сказке о голом короле.
Когда умер друг его детства – скульптор Торвальдсен, Андерсену была невыносима мысль, что за гробом впереди всех будут шествовать те, кто когда-то презирал мастера за его простое происхождение, а нынче спешит показать свою  близость к гению. Андерсен написал кантату на смерть Торвальдсена.  Он собрал на похороны детей бедняков, которые шли за гробом и пели: «Дайте дорогу беднякам – из их среды почивший вышел сам…».
Сам Андерсен умер в 1875 году, на семьдесят первом году жизни, от сердечной недостаточности. За гробом великого сказочника шел весь Копенгаген: от сапожника до министра, от прачки до датского короля.

Размышления  над  гомеопатическим  диагнозом.

Для определения гомеопатической конституции Андерсена обратимся сначала к его творчеству. Всю жизнь писатель недооценивал себя как сказочника и страдал, когда другие его сочинения – романы, пьесы, стихи – не  имели особого  успеха. Только в преклонном возрасте Андерсен осознал свое истинное призвание. Он мог увидеть чудо в самых обыкновенных вещах: оловянной пуговице, штопальной игле, старых калошах. Умел отыскивать жемчуг в любой сточной канаве, вдохновляясь радугой в капле росы и шепотом ветра в саду. У большинства историй сказочника грустный финал. Писатель чувствовал в печали горькую прелесть и сам любил книги с подобным концом. У предшественников Андерсена сказки отличались схематичностью, рационализмом и оторванностью от реальной жизни.
Особенность историй Ханса Кристиана – в их романтизме  и связи с фольклором. Первые сказки он писал на основе народных сюжетов («Огниво», «Дикие лебеди», «Свинопас») и восточных преданий («Сундук-самолет»). Позже Андерсен придумал собственные сюжеты («Дюймовочка», «Русалочка»). Он населял сказки деталями окружающей действительности: родного города и соседних деревень, морского берега, улиц и площадей Копенгагена. Персонажи – подмастерье, сапожник, трактирщик, аптекарь, пастух, студент, советник —  жили рядом с автором и рассказывали о своей жизни.
Язык Андерсена близок к разговорному. У автора-рассказчика есть свои симпатии и оценки поступков героев, но совершенно отсутствуют морализация и назойливость. Несмотря на это многие сказки имеют обличающий оттенок: высмеивание мещанства и чванливой аристократии («Штопальная игла», «Воротничок», «Тень», «Свинопас»), бездушной жизни большого города («Девочка со спичками»), обывательского взгляда на искусство («Соловей», «Лягушачье кваканье»).   Андерсен часто говорит от имени женщины («История одной матери», «Пропащая»). В характере сказочника действительно было достаточно женских черт: обостренная чувствительность, непосредственность, слезливость. Он сам часто  говорил о своей наполовину женской натуре. Размышляя о творчестве Андерсена, гомеопат приходит к мысли о двух препаратах – Натриум муриатикум и Игнация. Многие сказки Андерсена построены на «натрийном сюжете»: пожертвование всем во имя любви и отказ от своего счастья в пользу другого («Русалочка»), испытание несправедливостью и унижением с последующим обретением достоинства («Гадкий утенок»), преодоление ради любви тяжелых испытаний («Снежная королева», «Дикие лебеди»).
Есть у Андерсена и «игнацийные истории»: «Ель», «Тень», «Девочка со спичками». В них рассказывается о том, как нежные, чувствительные натуры гибнут от соприкосновения с грубой действительностью. Дифференцировать Натриум муриатикум и Игнацию нам поможет выяснение особенностей характера самого писателя.
Биографы пишут о врожденной нервозности Ханса Кристиана, которая всю жизнь приносила ему много страданий. В основе тревог лежало ощущение, что он не соответствует требованиям реального мира. Ханс был непосредственен, наивен и обидчив. Имел болезненную чувствительность: приятелям не раз приходилось утешать его, когда Андерсен со слезами выходил из-за стола, оскорбленный чьей-нибудь невинной шуткой.
Всю жизнь писателя преследовало ощущение собственного физического и душевного бессилия. Случалось, что он от горя мог несколько дней проплакать. Ханс никогда подолгу  не испытывал душевного равновесия. Он терял терпение из-за мелочей и временами вел себя как избалованный ребенок.
В его большом, но хилом теле жил необузданный темперамент, бурлили внутренние противоречия. Хансу не хватало мужской твердости. Его нерешительность более всего проявлялась в обращении с женщинами. Андерсен испытывал инстинктивный страх интимной близости, пуританский ужас перед сексуальным влечением.
В его натуре находилось место для многих противоречий: добродушия и злопамятности, стремления к одиночеству и потребности в обществе, слабости и выносливости. Стимулирующим фактором служило трезвое отношение к своей личности – он был самому себе самым внимательным наблюдателем и строгим судьей.
Обидчивость и подозрительность, капризность и мнительность, ощущение трагизма жизни, – все  это характерно и для Натриум муриатикум, и для Игнации. Обратимся к трактовке этих препаратов Шанкараном. По его мнению, главное чувство Натрия —  это боязнь измены со стороны того, кого он любит. Отношения Натрия основаны на связи  «один на один». У него развиты: чувство самосохранения на случай предательства, ощущение своей недостаточности (в поступках, внешности), память на прошлые травмирующие ситуации.  Навязчивые идеи могут нарушать сон и призывать  к мести. Горечь, гнев,  ненависть, злоба, отвращение к утешению, – вот реакция оскорбленного Натрия  на предательство.
В детстве такой человек  обычно проходит через какое-то большое горе, связанное с родителями… Вся жизнь Натрия завязана на построении или разрыве отношений. Он склонен испытывать платоническую любовь к недоступному человеку, поэтому боится истинной близости.
У Андерсена присутствовали все эти качества. История гадкого утенка – это рассказ о его собственной молодости. Только смог ли ощутить себя лебедем Андерсен-писатель? Создается впечатление, что нет. В детстве на него сильно повлияла ранняя смерть отца, жизнь в постоянных лишениях, в юности – отсутствие признания его писательского таланта, неразделенная любовь. И, все же, более подходящим для Андерсена представляется Игнация. Дело в том, что  у Натрия нет противоречий со стороны воли. Это – «стойкий оловянный солдатик», готовый отдать свою жизнь молча, без стонов и криков. Игнация же подразумевает более яркие эмоции и женственность натуры. Андерсен с любовью писал о Натриях (Русалочке, Солдатике, Элизе, Герде). У каждого из них имеется своя всепоглощающая цель, связанная с борьбой за возлюбленного, ради которого Натрий готов на любое самопожертвование. Путеводная звезда проводит его через все испытания. И если в конце пути он оказывается от награды любви, то делает это по собственному желанию.
Если бы Русалочка была не Натрием, а, к примеру, Лахезисом, то её всепоглощающая страсть не остановилась бы перед искушением решить все с помощью ножа. Она же предпочла исчезнуть, но не нанести вред любимому. Путь развития своего «я», который прошла Русалочка, не был напрасным. Если бы она оказалась менее стойкой (более игнацийной),  то превратилась бы в морскую пену.
Но для Натрия – самое страшное потерять индивидуальность и слиться с коллективным бессознательным (в образе моря). Поэтому Русалочка обретает себя в мире дочерей воздуха, которые через триста лет, наполненных добрыми делами, обретут бессмертную душу. Ханс Кристиан Андерсен восхищался своими натрийными героями, но сам не обладал в полной мере их качествами. Обратимся к трактовке образа Игнации Моррисоном. Он пишет, что  это тип романтика и идеалиста. Его повышенная эмоциональность создает предрасположенность к разочарованиям. Чувства Игнации очень легко задеть. Часто эмоциональный спазм застывает внутри и заставляет занять оборонительную позицию.
Тоска и горе, запертые в сердце Игнации, становятся нестерпимыми и проявляются в виде бурных рыданий и стонов. Меланхолия уменьшается в поездках – Игнация любит путешествовать. В новых местах она наполняется положительными эмоциями. Очень чувствительна к красоте, обожает искусство, любит заводить знакомства с интересными людьми. Общение с творческими натурами её приятно тонизирует. Игнация подходит не только женщинам, но и женственным (не путать с женоподобными) мужчинам. Все сказанное имеет прямое отношение к Андерсену. Писатель обожал путешествовать – таким образом он избавлялся от меланхолии и наполнялся приятными впечатлениями.  Ханс Кристиан объездил всю Европу, побывал в Малой Азии и даже в Африке. Он познакомился с Гюго,  Бальзаком, Дюма и Диккенсом. Великие музыканты — Шуман, Вагнер, Мендельсон  и Лист – специально для него давали концерты.
Лучше всего писатель чувствовал себя в Италии. Он любил в ней все: мраморные дворцы, каменные мосты, каналы и виноградники. Именно в этой теплой ласковой стране он придумал свои лучшие истории. На вопрос о своем пристрастии к сказкам Андерсен, как истинная Игнация, отвечал: «Каждую вещь следует называть её настоящим именем, а если уж это не удается в действительной жизни,  то надо суметь хотя бы в сказке».

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

WordPress шаблоны
Рейтинг@Mail.ru